Традиционный внешний и внутренний облик чеченца. “Нохчочун дег1ан а, синан оьздангаллин куц.”

Наименование: Традиционный внешний и внутренний облик чеченца.

Язык наименования: русский


Наименование: Нохчоча дег1ан а, синан оьздангаллин куц.

Язык наименования: чеченcкий


Тип объекта: Техники и технологии: Хозяйственная и бытовая культура


Краткое описание ОНН: Внешний и внутренний облик чеченца является одним из основных признаков его этнической идентификации.

подробнее...

Традиционный внешний и внутренний облик чеченца

    (Нохчоча дег1ан а, синан оьздангаллин куц).

Слово облик в русском языке употребляется в двух значениях: в прямом -, обозначая внешний вид, очертание, наружность (дег1ан куц) и в переносном -, имея в виду душевный склад человека (синан оьздангалла). Говорить или рассуждать о традиционном облике чеченцев в одном из указанных выше значениисоответств самого понятия облик также невозможно, как невозможен внешний вид человека без ующего лттттошр твмего душевного склада и характера.

Традиционный внешний вид чеченцев описан в разнообразных жанрах чеченской и русской художественной и историографической литературе, показан и прокомментирован в устном народном творчестве нахов, в произведениях художников, монографических работах ученых разных национальностей.

Основоположник советско-чеченской художественной литературы Саид Бадуев в повести «Бешто» рисуя черты внешнего облика положительных героев пишет: «Она (Бусана) вышла через маленькую калитку отцовского дома в белом одеянии с медным кувшином, подвешенным на левый локоть, и ковшиком в правой руке и направилась к ручью – обычному месту свиданий парней и девушек.

Бусана – девушка девятнадцати лет, с тонким станом, высоким ростом, неторопливой мягкой и плавной походкой, с черными большими глазами на круглом приятном лице, при улыбке которого щеки сводились в две лунки и показывались мелкие белые зубы. Она была в длинном приталенном книзу расширяющимся белом платье. Ее маленькие ноги были обуты в зеленые чувяки поверх надетых башмаков. На голову, не прикрывая золотых сережек, был надет красный батистовый платок, завязанный узлом назад через белую шею…

Бешто – единственный сын матери, молодой человек двадцати пяти лет, с темными волосами и карими глазами. Несмотря на отсутствие парадно-выходной черкески и бешмета. Внешний вид и фигуру его при любой одежде украшали осанка и мощный торс, которые не могли не понравиться любой девушке. Со всеми он был доброжелателен, снисходителен и улыбчив. Все девушки его любили и уважали за учтивость, внимательность, умение располагать к себе окружающих людей».

Нравственный конфликт, отраженный в повести с целью обобщения трагического привлекают внимание читателей не столько драматизмом событий, сколько внешним обликом и участью двух влюбленных – Бешто и Бусаны, не побоявшихся вступить в конфликт с социально – бытовым обстоятельствами, препятствовавшими их личному и семейному счастью.

Талантливый современный чеченский прозаик Муса Бексултанов в своих многочисленных рассказах и повестях дает оригинальные зарисовки внешнего облика и положительных, и отрицательных персонажей, мужчин и женщин, в национально-колоритной форме, соответствующей духу времени, при которых проистекают те или иные события. Например, главный герой Таргу из одноименного рассказа описан следующими словами: «Люди, вспоминая его говорили, что доселе в наших тейповых горах не вырос подобный Торгу красавец с изящной осанкой. Помню его всегда выглаженным, одетым, застегнутым на все пуговицы, опрятным мужчиной.

… У него были черные как смоль усы при чисто выбритом лице. Из-под густых темных бровей окружающий мир озирали его ясные голубые глаза, веселые и улыбающиеся.

… Помню, как он, горделиво окликнув голову назад, склоняя широкие плечи справа налево, раскачиваясь на своей тонкой талии восседал в седле своего любимого коня по кличке «Шанда».

Так же мастерский Бексултановым описан и облик чиновника – чеченца в рассказе «Папка».

«Вы видели чеченца, добравшегося до папки – символа власти в представлении большинства населения, проживающего на территории контртеррористической операции? Если видели, то вряд ли понаблюдали за ним. Стыд и позор лицезреть, слушать и терпеть такого человека – папку. Чаще всего он бывает низкорослым, с большой головой, в туфлях на высоком каблуке, в не глаженных несколько месяцев коротких черных брюках с побелевшими от изношенности коленками; в видавшем виды с истлевшей поверхностью туго затянутом в талии ремне, из-под которого вызывающе выпирает широкий ременной поясной рубец брюк; в белой пожелтевшей от времени рубашке с народными пуговицами, стертым воротником, концы которого, словно волосы неухоженных усов, торчат в разные стороны наподобие коры высохшего дерева.

Завязанный узлом в два кулака, со следами пятен съеденной пищи галстук, разноцветный как юбка цыганки, похож на расширяющееся книзу лезвие штыковой лопаты. Галстук он носит не снизу пиджака как все люди, а поверх него при застегнутых пуговицах, чтобы весь галстук был на виду. Вечером при возвращении с работы галстук он прячет под низ пиджака, пологая, что вне рабочего времени достаточно и того, что на виду будет лишь узел галстука в большой человеческий кулак.

Носит он небольшой чуб и короткие бакенбарды, бреется не совсем чисто из-за слабого электрического света, тупых некачественных лезвий и за всегдашней своей расторопности».

Не в пример описанному выше чеченцу-чиновнику были чеченцы, которыми восхищались классики русской литературы, ученые, полководцы и путешественники разных стран и народов.

Например, Дюма назвал чеченцев «Французами Кавказа» за их изысканные манеры и опрятный внешний вид, а Шолохов – русско-советский писатель, лауреат Нобелевской премии, узнав о ссылке чеченцев в негодовании воскликнул: «Что за Кавказ без Чеченцев!». Русский ученый Н.Я Динник, побывавший в верховьях Аргуна в конце девятнадцатого века в «Записках Кавказского географического общества» писал: «Чеченцы-горцы- народ бедный, но трудолюбивый, опрятный, смирный и гостеприимный. Вежливое и предупредительное отношение к себе я имел случай наблюдать на каждом шагу». А.Толстой, служивший в Чечне в пятидесятых годах девятнадцатого века, писал о боевом кличе чеченцев: «Гиканье горцев есть звук, который нужно слышать, но нельзя передать. Он громок, силен и пронзителен, как крик отчаяния, но нет выражения страха!».

О величии облика и самоотверженности чеченцев в минуты рукопашной схватки писал генерал, военный историк В.А.Потто в «Кавказской войне»: …    Чеченцы с гиком кидались в середину колонны, как тигры. Кровь опьяняла их, омрачала рассудок, глаза их загорались фосфорическим блеском, движения становились еще более ловкими и быстрыми, из гортани вылетали звуки, напоминающие скорее рычание тигра, чем голос человека!

О внутреннем облике чеченцев очень выразительны слова А.С.Пушкина из поэмы «Тазит»:

«Ты не Чеченец – ты старуха,

Ты трус, ты раб, ты армянин».

Не менее выразительны о внешнем облике чеченцев слова М.Лермантова из романа «Герой нашего времени»:

«Наши…чеченцы, хотя разбойники, голыши, зато отчаянные башки,

а у этих и к оружию никакой охоты нет: порядочного кинжала ни на одном не увидишь. Уж подленно осетины» …

«…Видал я-с иных (чеченцев) в деле, например: весь исколот, как решето, штыками, а все махает шашкой».

Полны восхищением физической и духовной красотой чеченцев и эти строки Пушкина из «Тазита»:

«Ущелий горных поселенцы

В долине шумном собрались –

Привычны игры начались:

Верхами юные чеченцы,

В пыли несясь во весь опор,

Стрелою шапку пробивают

Иль трижды сложенный ковер

Булатом сразу рассекают.

То скользкой тешатся борьбой,

То пляской быстрой. Жены, девы

Меж тем поют – поют и гул лесной

Далече вторит их напевы».

А. Солженицын – лауреат Нобелевской премии, подметивший во внешнем и внутреннем облике чеченцев их вызывающий и самоубийственный политический и социально – культурологический протест против Сталинского геноцида над народами Советского Союза, в своем историографическом романе, «Архипелаг Гулаг» пишет: «Но была одна нация, которая совсем не поддалась психологии покорности – не одиночки, не бунтари, а вся нация целиком. Это чеченцы… Никакие чеченцы нигде не пытались угодить или понравиться начальству – но всегда горды перед ним и даже открыто враждебны… И власть, уже тридцать лет владевшая этой страной, не могла их заставить уважать свои законы».

В этом отношении есть масса примеров, когда чеченцы, отстаивая свою культурологическую самобытность и в прошлом, и в настоящем вступали и вступают в конфликт с общепринятыми правовыми нормами поведения и внешнего вида.

Например, молодой человек, осужденный на 12 лет в 2000 году и отбывавший срок в тюрьме «Белая лебедь» г. Пятигорска, за отказ поцеловать руку попу вернулся из заключения туберкулезником, потому что его целых два года продержали в бетонной одиночке. В 1967 году был осужден на семь лет строгого режима молодой человек, заступившийся за честь и достоинство пожилых супругов, над которыми прилюдно издевался подвыпивший начальник Урус-Мартановского КГБ (комитет государственной безопасности).

Сколько их было случаев – нарекании в советские времена за соблюдение чеченцами своего внешнего и внутреннего облика: ношение головного убора мужчинами и женщинами, соблюдение и отправление традиционных национальных и религиозных ритуалов и обычаев и т.д.

Ярко и образно о внешнем облике чеченцев пишет Л.Н.Толстой в рассказе «Кавказский пленник». «Пришел красный чеченец, а с ним другой,

поменьше ростом, черноватенький. Глаза черные, светлые, румяный, бородка маленькая, подстрижена; лицо веселое, все смеется. Одет черноватый еще лучшее: бешмет шелковый синий, галунчиком обшит. Кинжал на поясе большой, серебряный; башмачки красные, сафьяновые, тоже серебром обшиты. А на тонких башмачках другие толстые башмачки. Шапка высокая, белого барашка.

Красный чеченец вошел, проговорил что-то, точно ругается, и спал; облокотился на протолку, кинжалом пошевеливает, как волк исподлобья косится на Жилина. А черноватый – быстрый, живой, как весь на пружинах и ходит, – подошел прямо к Жилину сел на корточки, оскаливается, потрепал его по плечу, что-то начал часто-часто по-своему лопотать, глазами подмигивает, языком прищелкивает, все приговаривает: «Корошо урус! Корошо урус» …

Прибежала девочка – стройненькая, худенькая, лет тринадцати…глаза черные, светлые и лицом красивая. Одета в рубаху длинную, синюю с широкими рукавами и без пояса. На палах, на груди и на рукавах оторочена красным. На ногах штаны и башмачки, а на башмачках другие с высокими каблуками; на шее монисто, все на русских полтинниках. Голова непокрытая, коса черная, и в косе лента, а на ленте привешены бляхи и рубль серебряный…

Велел ей что-то отец…Принесла кувшинчик жестяной с водой. Села на корточки, вся изогнулась так, что плечи ниже колен ушли. Сидит глаза раскрыла, глядит на Жилина, как он пьет … Послал отец ее еще куда-то. Она взяла кувшин, побежала, принесла хлеба прекрасного на дощечке круглой и опять села, изогнулась, глаз не спускает – смотрит».

Как известно, культура, обычаи и внешний облик человека имеют этническое своеобразие. Во внешнем облике любого человека так или иначе проявляется идеал красоты и пропорциональности частей тела мужчины и женщины. Приведенные выше примеры из произведений А.Пушкина, М.Лермонтова, Л.Толстого и А.Солженицына говорят о том, что они не просто наблюдали и общались с чеченцами, а внимательно изучали их повседневный быт, историю и культуру.

Внешний облик человека, а тем более красота женщины, девушки высоко почитались чеченским народом как особенная божественная милость и дар природы. Поэтому внешность человека всяческий оберегалось от каких-либо людских наветов и физических деформации. Об этом повествует следующая чеченская легенда: «Некогда в горах Чечни жили пожилые супруги. У них была дочь – красавица. Днем ее красота затмевала солнечное сияние. Многие парни добивались ее расположения, но она не принимала их ухаживания. Но нашелся среди ею отвергнутых такой коварный парень, который распустил слух о том, что он якобы дотронулся до нее. (По чеченской национальной нравственности это равносильно распущенности девушки). После распространения этой сплетни по стране девушка плакала девять дней и ночей. Девять дней и ночей в рот она ничего не брала, а лишь печально смотрела на своих состарившихся родителей. На десятый день вышла она на высокий отвесный скалистый берег Аргуна и сбросилась в его быстрые и ревущие волны. Река всячески пыталась вынести девушку на берег, но этого не позволяли каменные кручи берегов. Когда быстрое течение реки, достигнув равнины, вынесла девушку на берег, она была уже мертва.

Увидев бездыханное тело девушки, река Аргун заревев во всю свою мощь и долго плакал. С тех пор, говорят, от громкого плача Аргун изошелся голосом и течет по тучной чеченской долине, тихо рыдая по безвременно погибшей девушке – красавице».

– Оригинал данной легенды на чеченском языке звучит намного экспрессивней моего перевода ее на русский язык -.

« Лаьмнашкахь ц1е йоккхуш, малх санна, хаза йо1 хилла цхьана доккхачу шина стеган. Йо1 арахь нисъелча, маьлхан нур кхулуш хилла. Цхьана а к1антана резахуьлуш ца хилла йо1. Цхьана ямартчу к1анта, йо1 шена реза ца хилча, ша цу йо1ах куьйгаш тоьхна аьлла, долийна нахана юкъахь. Т1аккха и хабар д1адаьржина махкахь. Исс дийнахь, исс бусий йилхина йо1. Исс дийнахь, исс бусий наб ца еш, шен къеначу дегий, нений хьежна иза г1ийла.

Цул т1аьхьа иза, лекха берд а лехна, Орга бердаша гатдинчу метте чукхоссаелла. Цу бердашна юкъахь, юьстах кхосса аьтто боцуш, д1асаетташ идийна Органо йо1. Юха аш шерачу метте нисделча, йо1 елла карийна Органна. Т1аккха мохь баьлла Органе. Иза дехха дилхина, мохь хьоькхуш. Х1етахь мохь хьекхна, йиш хаьлла Органан. И йиш х1инца а тоялаза, иштта доьлхуш ду Орга дийнахь а, буса а».

Об опрятной внешности, высокой нравственности людей много говорится в устном народном творчестве и в чеченской художественной литературе. В этом плане богат чеченский писатель – прозаик Бексултанов Муса, который одной строкой, не утруждая язык, устами самой героини демонстрирует ее темперамент и характер: «Я не дочь Исхата Аружа, если не отомщу вас за свою оболганную жизнь!»

– Со Исхьатан йо1 Аружа яц-кха хьуна, сай аш х1аллкдина дахар, аса шуна ца декхахь! – Или же одним сложноподчинённым предложением показывается одиночество, род занятий и внешний облик героя:

«Всадником был вор, не ведающий семьи, хозяйства и состояния, – Авторханов Юсуп, не имевший ничего, кроме посеребренного кинжала, да огнедышащих глаз, на котором он восседал.

– Бере Авторхана Юсупа вара, ша т1ехь 1аш волу динний, кхелина дато шаьлтий, ц1арах богуши б1аьрг бен, кхин бахам а, я доьзал а боцу къу» –

В плане характеристики внутреннего облика человека убедительны у Бексултанова короткие эпизодические диалоги. Обручем, консолидирующим внутреннее «так надо» и внешнее «та не надо», является словесное обрамление реплик диалога, который реализуется этичной нормой и морально-нравственным правом в этике поведения человека в данных обстоятельствах. В повести «Дорога, возвращающаяся к началу» таковым, является упрек отца трагический погибшей девушки, попытавшегося осудить демонстративный приход парня на похороны суженой и возражение парня в приличной форме отцу девушки словами: «Ты лишь отец, принимающий соболезнования, а я хозяин утраты».

– «Кадан да бен вац хьо, хьенех, – тезетен да ша ву».

В той же повести оригинален в речевом оформлении и соответствует идеалам гостеприимства и верности чеченцев ответ хозяина дома, стоивший ему жизни, работникам НКВД, требовавшим имя гостя, оставившего у него украденного коня: «Сказал бы, если был рожден твоему отцу. Отцу твоему не рожден я, чтобы гостя чиновникам продать».

–       Вуьйца варий ас хьенех, хьан дена со вина хиллехь, хьан дена вина вац-кха со, хьешан ц1е 1едална йохка» –  о внутреннем и внешнем идеальном облике свидетельствует и содержание внутреннего монолога, и действие абрека (врассказе «Сирота»), который, обезоружив и взяв в плен намного в количественном отношении сильного противника, встав на колени, мысленно про себя просит бога: «О Аллах! Сегодня, хоть на один день, преврати меня в зверя, не ведающего нравственность и мораль человеческую!»

– «Тахана цхьана дийнахь мукъа а г1иллакх а, оьздангалла а ца евзачу экханан мукъа верзавехьа со х1ай Аллахь ц1е ерг!»

Здесь интересны внутреннее смятение и содержание молитвы победителя, который хочет, но не может убивать и даже унижать пленников, потому что среди плененных имеются несколько женщин. Поэтому, называясь человеком – чеченцем, он не в силах нарушить национальную этику, превратившуюся в автоматизированный компонент бессознательного действия, то есть в привычку его действий. По чеченской этике не дозволяется ни убивать, ни унижать кого-либо при женщинах, детях и стариках, а тем более безоружных.

Классический идеал человеческого облика в представлении чеченцев многогранен. Порой он представляется соблюдением психологической культуры речи, учитывающей паузы, спокойный тон и среднюю скорость речи без слов «паразитов», понятные, не перегруженные словесным блудом, простые предложения, представляющие собеседнику все условия говорить спокойно, честно.  А спокойно и честно может говорить лишь свободный человек. Под свободой личности чеченец понимает право человека быть честным. Поэтому в экстремальных ситуациях оболганный кем-то чеченец, выражая солидарность со своей роковой участью, успокаивается и живет мыслю: «Я свободный человек! – «Со маьрша стаг ву».

В чеченском мировоззрении внутреннего и внешнего идеального облика людей существует две уровни: первый – восприятие человека по внешним признакам и второй – по общественно значимым личным качествам человека, то есть по одежке встречают – по уму провожают.

По первому упрощенному понятию чеченского идеала мужского облика входила его внешность: высокий рост, широкие плечи и грудь, тонкая талия, худощавость, аккуратные небольшие стопы и тонкоикряные длинные ноги, белый цвет кожи, прямой или с небольшой горбинкой нос, широкие брови, прямые и не крупные зубы, маленький рот и уши, полная белая с легким загаром шея, средних размеров ладонь руки с прямыми пальцами при коротких ухоженных ногтях, стриженная или бритая прямо посаженная голова, прямая спешащая походка без сильных размахов рук, небольшой четко фиксированный шаг.

Важное значение имела борода и усы. Ношение их было не обязательным. Ношение бороды юношами до 25 лет осуждалось, ношение коротких ухоженных бородок и щетины допускалось с 25 до 60 лет, свыше 60 лет ношение ухоженных длинных бород поощрялось, но не было обязательным. Человек с лицом без волос по биологическим причинам (куьйса) презирался.

Не только бородой, но и иными частями человеческого тела чеченцы никогда не клялись. Чеченец, отпустивший усы ни при каких обстоятельствах, не имел право стонать, плакать, ругаться, теряться, убегать, звать на помощь при опасности, в радости хохотать. Усатый мужчина должен был быть сдержан, не суетлив, малоразговорчив, не вступать в спор и в полемику, скромно вести себя в местах скопления людей.

Одежда чеченца должна была быть чистой, пригнанной к телу и застегнутой на все пуговицы, головной убор надвинут на половину лба, не подминая ушных раковин, зашнурованная обувь по размеру. Поясной ремень должен был стянут туго, чтобы под нее нельзя было протиснуть пальцы.

Такой внешний облик чеченцев увидел и М.Лермонтов жарким летом 1840 года при сражении на реке Валерик такими сочными словами:

«Люблю я цвет их желтых лиц,

Подобный цвету ноговиц,

Их шапки, рукава худые,

Их темный и лукавый взор

И их гортанный разговор …

А вот в чалме один мюрид

В черкеске красной ездит важно,

Конь светло-серый весь кипит,

Он машет, кличет – где отважный?

Кто выйдет с ним на смертный бой!»

К признакам внешней женской красоты чеченцы относили: средний рост, пропорциональный стройный торс, белую тонкую шею, среднюю грудь, тонкую талию, длинные с упругими бедрами полноикряные ноги с небольшими стопами, маленькие изящные руки, длинные ресницы, густые тонкие брови, большие черные глаза, длинные каштановые или черные косы, бесшумные движения, мягкий щаг и плавную походку.

Понять и представить внешний и внутренний облик чеченцев и их любовь к своему краю помогает характеристика духовного мира чеченцев, составленная анонимным автором сразу же вслед за окончанием Кавказской войны. В статье «Покорение Кавказа» он писал:

« В натуре чеченца много ума и чувства, много мужества и силы характера…Горец представляет нам человека способного, энергичного, с умом и чувством…

Почему так долго держались против нас чеченцы, терпели и голод, и крайнюю нужду, умирали и посылали детей на смерть? Нам кажется, не из одной покорности Шамилю и его проповедникам, не из слепой ненависти к гяурам, не из жажды грабежа, как думают многие, нет, из желания независимости, по естественному убеждению народа, отстаивающего свою свободу, из чести и славы».

До колонизации национальная форма одежды чеченцев была ярким символом гордости и самодостаточности мужчин, который в любой момент предоставлял чеченцу возможность защитить не только свою честь и свободу, но и свободу и честь всего народа и страны. А вот с момента изъятия кинжала с поясного ремня с 1898 года, а затем и при власти Советов с 1925 года мужчина-чеченец был в нравственном и в физическом отношении опущен дальше некуда, потому что не то, что изъятие кинжала с поясного ремня, а кем-то расстегнутый поясной ремень помимо воли хозяина приравнивается к насильственному снятию штанов с мужчины. И как бы мы не кичились своей свободой и достоинством, но акт, добровольно-принудительного изъятия поясного кинжала под предлогом разоружения, был все же преднамеренным оскорблением и унижением чеченского народа. После этих событий ношение национальной формы одежды без кинжала было равносильно хождению среди людей без штанов, поэтому чеченские мужчины постепенно перешли на европейский стиль одежды, внося в нее некоторые изменения, характерные национальному колориту.

Чеченцы были свободными людьми и каждый считал себя равным князю. А человек, претендующий на такой статус должен был обладать такими достоинствами, как: гуманность, интеллигентность, щедрость и активно-действующим общественным сознанием. Эти качества были присущи всем свободным чеченцам. Ими регламентировалось поведение в обществе каждого чеченца.

По теории чеченского мыслителя и алима Сугаип Муллы, всех людей чеченцы делили на людей-князей (Нах Эли) и людей-рабов (лай адамаш) не по общепринятой обществоведческой наукой материальным критериям, а по соблюдению или морально-нравственных норм поведения, кодекса чести и по развитому активному общественному сознанию.

В группу людей-князей относились те, кто в любых обстоятельствах соблюдали и нравственные нормы поведения и кодекс чести,и имел активное общественное сознание. Во вторую группу людей рабов относились те, кто не соблюдал вышеперечисленные критерии нравственности, чести и общественного сознания.

В группе людей-князей были три статусных уровня – Парень (к1ант), Мужчина (стаг) и Сын Народа (къонах). Каждому статусу соответствовала административно-территориальная единица, которую опекали люди-князья. Каких-либо материальных, привилегий и власти они не имели, кроме уважения народа к самими на себя возложенных общественных обязанностей, соответствующих своему социальному статусу.

Парень (к1ант) курировал свой микрорайон. Мужчина (стаг) курировал свой населенный пункт. Сын Народа (къонах) курировал всю территорию страны.

Людей первых двух статусов в зависимости от количества жителей населенного пункта и его микрорайонов бывало от нескольких десятков, до сотен и более. Сынов народа (къонах) среди народа в сто лет бывало лишь от трех до четырех.

При решении общественно-политических и социальных вопросов люди-князья имели право решающего голоса. Люди-рабы при решении любых общественных проблем обязаны были присутствовать и имели право высказывать свое мнение, но не имели решающего голоса, они также не имели права в присутствии людей – князей иметь на голове головной убор.

Чеченский раб-это не тот раб в обычном понимании, а нравственное качество человека, которое остается с ним, пока он жив. Люди рабы имеют следующие статусы:

Человек-троглодит (1уьт1а) -это грубый, невежественный человек, похожий на сообщество себе подобных, только номинально называется мужчиной, поскольку носит одежду мужскую. Их очень много. Они бывают низкорослые, сильные, с неприятным внешним видом и с ограниченными умственными возможностями. Общественными делами не интересуются, живут, заботясь лишь о личном благополучии, множество своих детей воспитывают на личном примере.

Человек- пожиратель (Хандарг) ростом среднего, резок в движениях, разговаривает громко, при разговоре порою жестикулирует, становится на носки и, прикусив нижнюю губу, озирается на слушающихся.

Человека – пожирателя внимательно слушают и подчиняются ему люди – троглодиты. Пожиратель – человек безбожный, без чести и совести, может свободно управлять тысячами троглодитов. При авторитарном, тоталитарном или чрезвычайных режимах правления становятся успешными руководителями и делают много зла для людей и окружающей среды.

Высшая стадия чеченского раба-это мужлан (Буожа). Они бывают рослые с красивым обликом, приятным лицом и с изысканными внешними манерами (о них чеченцы говорят: «Куц хьарам- с противопоказанным обликом), одеваются по моде, со вкусом и роскошно, недостаточность ума и знаний компенсируют заученными фразами, формулами на все случая жизни и практическими навыками, приобретенными у людей княжеского статуса. Их внимательно слушают и им подчиняются беспрекословно люди-троглодиты и пожирателей достаточен один мужлан. Мужланы составляют руководящий истеблишмент  в государственном аппарате с тоталитарным, авторитарным, административно- бюрократическим режимом правления. Правления мужлан заканчивается смутными временами и гражданской войной.

Категории чеченских рабов – это свободные, благополучные, преуспевающие люди, живущие в достатке и занимающие свою определенную нишу в общественной иерархии.  Но низость и ущербность их в том, что главным стимулом их жизни является  личная выгода и стремление обогатиться любыми способами. Главная для них не средства, а достижение цели.

Их не заботят общественные интересы и проблемы, потому что общественного сознания у них нет. В этом смысле человек любого статуса из категории люди – князья выше их всех, так как для них важны общественное благополучие, стабильность в обществе и поступательное его развитие.

Учение чеченских мыслителей и Алимов о двух категориях людей «Люди-князья (Нах Эли) и Люди-рабы (Лай – адамаш)» базируются на традиционном народном представлении об общечеловеческом единстве людей, основанном на триединстве  составляющих человека: Душа – Са, Ума – Хьекъал, Тела Плоти)-Чарх (дилха).

Душа – явление первичное, универсальное и без него в мире нет ничего живого. Вокруг души при стечении  благоприятных обстоятельств образуется плоть (тело). Ум – связующее звено между душой и телом. Ум приходит после души и тела при рождении человека и покидает их раньше при смерти человека.

Душа как явление идеальное, общее, первичное напрямую связано с нравственностью, подталкивающей человека к благородным замыслам: как правде, справедливости, добру, милосердию.

Тело как явление материальное и вторичное представляется антиподом Души и требует постоянного волевого контроля над собой. Стоит хотя бы на миг дать ему послабление, как он выходить из подчинения, и человек становится рабом своей плоти.

Ум (хьекъал – труд мозга) на одну половину  идеально несет на себе печать противоречивости и с одинаковым успехом может стать на сторону Души или Тела. И в зависимости от концентрации Души и Ума против Тела, а Ума и Тела против Души, люди подразделяются: на Нравственных, живущих потребностями души – это люди князья, прислушивающиеся голосу совести (нах-Эли, синоша лелош берш)-и Безнравственных, живущих потребностями плоти – это люди рабы, удовлетворяющие желания плоти и тела (лай адамаш, дег1о лелош берш).

Внешним показателем или индикатором сгруппированности названных выше трех единств является общественное сознание  человека, внешний, внутренний его облик и жизненные идеалы.

Концентрация Ума с Душой или Ума с Телам зависело от принципиальной основы образования семьи: то ли создавалось она на основе взаимной любви (уьйр-безам) молодых, или же создавалась она на основе односторонней любви (безам) одного из молодых?

Люди-князья (нах эли) рождались в семье, где брак родителей был заключен на основе взаимной любви (уьйр- безам). Люди-рабы (лай адамаш) рождались в семье, где родители женились по односторонней любви (безам) или просто по расчету.

Таким образом, мерой деления людей на два вида-князей и рабов- служило наличие или отсутствие общественного сознания у человека и Ума его, ориентированного в сторону Души или Тела.

Основой же отсутствия или наличия общественного сознания и концентрация Ума в сторону Души или Тела зависело от взаимной или односторонней любви родителей со времен их знакомства, ухаживания, брака и семейной жизни.

Основы общественного сознания людей- князей (нах эли) базировалось на семеричном социально – моральном кодексе, который  складывался из взаимной любви, искренности, правды, справедливости, свободы, согласия, благополучия. На слух он формулировался и звучал так:

1.Уьйр-безам болчохь бен ларам хир бац.- Без взаимной любви нет уважения.

2.Ларам болчохь бен догц1еналла хир яц.- Без уважения нет искренности.

3.Догц1еналла йолчохь бен бакъдерг хир дац.- Без искренности нет правды.

4.Бакъдерг долчохь бен нийсо хир яц.- Без правды нет справедливости.

5.Нийсо йолчохь бен маршо хир яц.- Без справедливости нет свободы.

6.Маршо йолчохь бен барт хир бац.- Без свободы нет согласия.

7.Барт болчохь бен беркат хир дац.- Без согласия нет благополучия.

Каждый из эти семи сводов социально- морального кодекса людей-князей нарушался при: 1. подозрении- дегабамалла

  1. 2. скупости- б1аьрамецигалла
  2. 3. безответственности- жоьпалла ца хилар
  3. 4. невоспитанность- оьзда ца хилар

        5.неприязни- цавашар

  1. 6. недоверии- цатешар

        7.оправдывании- бехказвийлар.

Выводы:1.Внешний и внутренний облик человека является одним из основных

культурологических средств и методов, идентифицирующих принадлежность

человека к определенному этносу.

 2.Чеченцы придавали большое значение внешнему и внутреннему облику

Человека. Об этом свидетельствует народная мудрость лаконично

выраженная пословицей « Половину человека делает одежда ( Ах стаг бедро

во), которая дополняется другой пословицей, включающей в себе внешний и

внутренний облики человека « По одежке встречают и по уму провожают»

(Духаре хьажжий, т1е а эца, хьекъале хьажжий, новкъа а ваккха).

  1. 3. Приложение на странице – 22 «Традиционная схема народного учения

чеченцев о категориях людей и их статусах.

Традиционная схема народного учения чеченцев о категориях людей и их статусах.

Семья, созданная на основе взаимной любви. (Уьйр-безам т1ехь кхоьллина болу доьзал). Семья, созданная на основе односторонней любви или по расчету. (Безамна т1ехь я цхьана аьттонна кхоьллина болу доьзал).
Душа, ум на стороне души   } тела, плоти.

Са, хьекъал синехьа ду          }  чарх, дилха.

Душа    {  ум на стороне души тела, плоти.

Са         {  хьекъал синехьа ду чарх, дилха.

Категория людей. Адаман тайпа Статусы людей. Адаман даржаш Мера ума.

Хьекъалан  барам

Категория людей. Адаман тайпа Статусы людей. Адаман даржаш.
Люди –князья. Парень-к1ант Скупой, рациональный – саьхьара. Люди – рабы

Лай адамаш

Троглодит – 1уьт1а.
Мужчина-стаг Дисциплинированный –низман. Пожиратель – хандарг
Сын народа – къонах Обширный, глубокий – к1орга. Мужлан – буожа
Живущие душой, то есть, по совести.

– сино лерориш-

Живущие желание тела и плоти

– дег1о лелориш.

Имеют гражданское и общественное сознание.

– юкъараллин синкъетам а бу, шаьш мехкан дай буйла а хаъа.

Не имеют гражданского и общественного сознания.

– юкъараллин синкъетам а бац, мехкан бала а бац, шай г1улкх хилчхьана.


Место бытования

Страна: Российская Федерация


Сведения об особенностях ОНН

Тип особенности: Классический идеал внешнего и внутреннего облика современного чеченца смешан с обликом людей востока и запада.

Тип особенности: Риск исчезновения

Краткий текст: Риск исчезновения связан с массовым влиянием материальной и духовной культуры востока и запада.

Тип особенности: Исключительность/Ценность

Краткий текст: Исключительная ценность данного объекта в том, что в нем указаны некоторые характерные признаки идентифицирующие классический облик чеченца.

Тип особенности: Способы передачи традиции

Краткий текст: Воспитание в каждом чеченце восприятия человека не только по внешним признакам, но и по общественно значимым личным качествам.

Тип особенности: Форма бытования

Аутентичное

Тип особенности: Этнологический аспект

Краткий текст: Этнологический аспект выражается в верхней и нижней одежде и соответствующие им духовно нравственный склад чеченца.

Тип особенности: Исторический аспект

Краткий текст: Парадно – выходная одежда чеченца соответствовала сменяющимся условиям социального быта.

Тип особенности: Социологический аспект

Краткий текст: Одежда чеченца соответствовала природно –климатическим условиям края и ежедневным трудовым занятиям.

Тип особенности: Лингвистический аспект

Краткий текст:  Новообразования лексических словосочетаний. 


Сведения о действии над/с ОНН

Тип действия: Сохранение

Целевое действие: Систематический пропагандировать элементы и признаки женской и мужской внешней и внутренней красоты чеченки и чеченца.

Тип действия: Популяризация

Целевое действие: Проведение различных мероприятии по популяризации классического идеала внешности чеченцев.

Тип действия: Развитие

Целевое действие: Воспитывать в подрастающим поколении уважение и любовь к чеченскому классическому идеалу внутреннего и внешнего облика мужчины и женины.


Источники информации об ОНН

Наименование содержания ссылки

  1. Саид Бадуев «Сборник рассказов и повестей», повесть «Бешто» стр. 222-223,Грозный 1989г.
  2. Муса Бексултано « Собрание сочинений в двух томах» том-1 и том -2. Грозный –2005, 2009гг.
  3. А. Солженицын «Архипелаг Гулаг», Малое собрание сочинений, том-7, М-1991г,стр.367.
  4.       4.Л.Н.Толстой, «Кавказский пленник».
  5. А.С. Пушкин, поэма « Тузит».
  6.      6.М.Ю. Лермонтов, роман « Герой нашего времени» стихотворение «Валерк».
  7. В.А. Потто «Кавказская война» Т-2. выпуск 1, стр.74,70,71. тифлис, 1887г.
  8. Х.Ш. Яндарбиев «Изучение биографий русских писателей в чеченской школе», стр – Грозный-2014г.   
  9. Х.Ш. Яндарбиева « Методика изучения…русской литературы в нац. школе», стр-216 Грозный- 2014г.
  10. Н.Я.Динник «По Чечне и Дагестану» по книге Х.Ш.Яндарбиева «Методика изучения…русской литературы»,стр-60, Г-2011г.
  11. Хасиев С-М. «Нохчалла», Грозный-2016, стр75-76.

Принадлежность ОНН

Ключевые слова

Внешний и внутренний облик чеченца, одежда,  форма, противопоказанный облик.


Лицо, имеющее отношение к ОНН

Тип ответственности: Носители

Даутмерзаев Арби. 1946г.р. с.Мартан-Чу, Урус-Мартановский район.

Даутмерзаев Хусейн. 1959г.р. с.Мартан-Чу, Урус-Мартановский район.

Дудаев Умар 1954г.р. Урус-Мартан, ул.Туликова-16.

Хакимов Магомед 1949г.р. г.Урус-Мартан, ул. Нахимова 97.

Тип ответственности: Исполнитель

Фамилия лица: Домбаев

Имя Отчество лица: Хамзат Вахаевич

Даты: 1946г.

Место работы/адрес: ГБУ «ЦНТ», методист информационно – аналитического отдела, 364020, ЧР, г. Грозный, ул. Деловая, 19/65


Организация, имеющая отношение к ОНН

Тип ответственности: Носитель

Название организации: Министерство культуры Ч.Р.

Структурное подразделение: ГБУ «Центр народного творчества»

Местонахождение: 364020, ЧР, г.Грозный, ул. Деловая, 19/65


Фотофиксация


Видеофиксация

Регистрация ОНН

ОНН зарегистрирован: ГБУ «ЦНТ» ЧР ,Номер:CHECH058.
Полное наименование:
Государственное бюджетное учреждение “Центр народного творчества” Чеченской Республики

Post Your Comment Here

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *