Традиционное воспитание мальчика в чеченской семье

Наименование: Традиционное воспитание мальчика в чеченской семье

Язык наименования: Русский


Наименование: К1ант нохчийн доьзалехь кхетош-кхиор 

Язык наименования: Чеченский


Тип объекта: Обряды


Краткий текст описания: Система воспитания у чеченцев имеет глубокие и далекие традиции, в которых отражены любовь и уважение, уважение к труду, к родителям, к старшим, к своей профессии, к ценностям, любовь к земле и т.д.

       На многих языках мира, в том числе и у чеченцев, семантика слова воспитать «кхетош», «кхиор»  равнозначна понятиям: растить, поставить на ноги, обучить, привить какие-то качества, навыки, т.е. сделать человеком – «Адам хилийтар».


подробнее…

Традиционно в семье чеченцев существенная роль отводилась воспитанию детей.

Для чеченца потомство – это продолжение рода и долг перед обществом.

Чеченец обязан помочь ребенку сформироваться как личность, воспитать достойным членом общества – не семьи, рода, тейпа, а именно всего общества.

В Чечне свято чтут многовековые традиции предков, здесь до сих пор действуют исторически сложившиеся за несколько веков законы. Особое место в жизни каждого чеченца принадлежит семье.

Дети – это богатство семьи. В Чечне в почете большие семьи. Здесь никто не

думает о том, позволяет ли родителям материальный достаток иметь много детей.

Благосостояние не имеет значения, потому что счастливой может быть только большая и дружная семья, в которой, по сложившейся традиции, есть не менее 7-ми сыновей. У чеченцев есть такая пословица: «Цхьа к1ант – воцу хьесап, ши к1ант – ах  к1ант, кхо к1ант – цхьана к1ентан хьесап» (Один сын – нет сына, два сына –полсына, три сына –  один сын).

Мать – воспитатель, отец – пример для подражания. Бездетную семью здесь сравнивают с деревом без веток и плодов. Поэтому рождение ребенка, а особенно мальчика, накладывает на родителей серьезную ответственность, нести которую считается главным делом всей жизни.

У чеченцев духовное воспитание детей в семье — это самый важный элемент воспитания. Потому что именно благодаря правильному духовному воспитанию, дети становятся целостными личностями, которым присущи честность, искренность и доброта.

Каждому возрастному периоду ребенка соответствуют традиционные меры воспитания. В устном народном творчестве, в виде пословиц,  укоренились эти меры воздействия на воспитательную среду ребенка и они применялись  с самых малых лет. Например: «Не  сделанный из ветки обруч – из кола не получится» –(«Серах ца бина х1оз – хьокхах балур бац»).

В каждой чеченской семье знают и берут пример с такой народной притчи, как одна молодая мама  пошла к мудрецу, чтобы получить совет по мере воспитания своего  ребенка.

Она спросила у мудреца: – С какого возраста нужно воспитывать ребенка?

– Мудрец спросил: «А сколько лет ребенку?»

– Женщина ответила: «Два месяца», на что мудрец ответил: «Вы опоздали ровно на два месяца!»

В семье у чеченцев принято, что воспитанием сына должен заниматься отец.

Хотя в воспитании сыновей принимает участие не только отец, но и мать, однако стержнем воспитания является все же отец, дед, дядя, старший брат – самые близкие т.е. родственники по мужской линии, которым надлежит подражать и стремиться к их достойным поступкам и имени в народе. По поведению сына судят об отце – какую роль он сыграл в его воспитании.

У чеченцев есть такая притча, связанная с вопросом «Кого выбрать — плохого сына, у которого хороший отец, или же хорошего сына, у которого плохой отец?»

Как говорится в народе, нужно отдать предпочтение плохому сыну, ибо от хорошего отца к нему перейдет хотя бы одна черта. Плохой отец ничего хорошего своему сыну передать не сумеет. В народе считается, что достоинства хорошего сына рано или поздно отпадут, и обнаружится дурная наследственность.

Чеченский ребенок мужского пола воспитывается в семье, где к нему до семи-восьмилетнего возраста относятся как к царской особе, от восьми до пятнадцати лет как к слуге, и после пятнадцати лет как к свободному члену свободного общества.

Наказание матери здесь считается не таким зазорным, тем более оно осуществляется обычно только в течение первых лет жизни. Как такого физического наказания не бывает, воспитание бывает словом, убеждением и внушением, которые играют главную роль. У чеченцев до сих пор принято в любом возрасте, когда отец вызывает сына, тот должен прийти и стоять у двери. Слушая его, он не должен возмущаться, перечить, потому что это отец – он воспитал, благословил и его надо уважать. Когда к отцу приходят гости, сын должен стоять за дверью все время застолья. На случай, если им что-то понадобится и, слушая, как и о чем говорят взрослые мужчины, готовясь войти в их мир. Нельзя вмешиваться в разговор взрослых, надо говорить только тогда, когда они попросят. Любое задание, данное отцом, нужно выполнить без оговорок, каким бы оно не было трудным, не выполнение считается позором для сына. Мать не должна показывать свою жалость к сыну при выполнении каких-либо поручений отца, она должна поддерживать любое решение мужа при детях. Соблюдая дистанцию, отец и сын общаются через мать. Мама может и даже должна приласкать своего сына (сыновей), но, ни в коем случае не должна ему жаловаться на отца своих детей за его суровые наказания или за какие-то действия. Здесь у ребенка может возникнуть негатив по отношению к отцу, и он может ослушаться его. Мама должна объяснять сыну, что это все для его же блага.

В чеченской семье мальчиков, и вообще детей, с семи лет и даже чуть раньше, учат совершать намаз – один из 5 постов религии Ислам. Как говорится:

«Воспитывать нужно сначала душу… Тело вскоре выдаст её форму». Это невозможно будет не заметить, тому появится много признаков: физическое совершенство, чистоплотность, опрятность…

У чеченцев не принято, чтобы отец бил своих детей. Получить  пощечину от отца можно только в особо крайних случаях, для сына это может быть сильным потрясением и позором. Для них один только суровый взгляд отца или окрик раздраженной матери является большим наказанием.

На вопрос, почему родители не бьют своих детей, отцы и матери отвечали: «Хотим, чтобы они выросли людьми». Чеченцы никогда не бьют своих сыновей, поскольку боятся, что те вырастут трусами. Сына не бьют и не бранят, чтобы он не знал чувства страха. Как гласит вайнахская пословица: «Жеребенок, которого били кнутом, не стал настоящим конем» – «Шад етташ латтийнчу бекъах дин ца хилла».

Проявление родителями или другими взрослыми грубости по отношению к непослушанию ребенка, строго осуждается в чеченском обществе.

Отец никогда не позволит себе не только кричать, ругать, но и даже разговаривать на повышенных тонах с сыном, как бы он не провинился, в присутствии посторонних. Такое поведение связано с сохранением некой дистанции между отцом и  сыном, дистанции, которая не позволяет переступить грань в общении.

Эта дистанция выражается в коммуникативной культуре чеченцев концептом «эвхьазалла» (недозволенность, непозволительно свободно, развязно, выходящий за рамки дозволенного). Действия такого рода направлены на формирование самодостаточной личности ребенка, битый, униженный не может вырасти гордым, смелым, свободолюбивым, так считают чеченцы.

Чеченские историки ссылаются на психологов, которые утверждают, что человек, прошедший через страх, может стать большим угнетателем. В худшем случае, считали чеченцы, у такого человека могли забрать душу. Зато тот, кто не чувствует страха и не поддается этому чувству, остается психически здоровым человеком.

Если чеченец чего-то страшится, то должен бояться «нахала валар» (народного порицания) позора или потерять лицо.

Из рассказа жителя Гудермесского района с. Мелчхи Усмахаджиева Магомеда Минкаиловича, 1952 г.р.

«Этот случай я запомнил на всю жизнь.  Как-то мы с дедушкой   запрягли лошадь и  поехали за сеном. Мне было 8 лет. Мы скосили сено, весь свой труд навалили на телегу и ехали обратно. И в какой-то момент дедушка передал мне уздечку, а сам прилег на сено. Вдоль дороги было большое, засеянное пшеницей, поле, в самом своем соцветии. Чтобы справиться с лошадью, я изо  всех сил держал уздечку и тянул ее по другую сторону от поля. Руки у меня устали, я немного отпустил уздечку, и в тот же миг лошадь понеслась по засеянному полю. Дедушка вскочил, выхватил с моих рук уздечку и так сильно отбросил меня назад, что я еле смог удержаться, чтобы не упасть с бешено несущейся упряжки, бросающей меня из стороны в сторону. Я сильно испугался, что долго не мог прийти в себя. Дедушка был очень злой на меня за случившееся. После всего этого он меня посадил и провел очень поучительную беседу, которую я запомнил на всю жизнь. Он сказал: «Запомни! Пшеница – это твоя еда. Люди трудятся и днем и ночью, чтобы она у всех была на столе, чтобы все  были сытыми. Ее сначала сеют, собирают, перемалывают в муку, только потом пекут хлеб, который мы все любим. Это человеческий труд, который мы должны уважать, а не топтать. Хлеб – всему голова!»

Мне было до слез обидно, что я тогда не удержал эту лошадь. Вот этот урок со мной идет по жизни всегда».

       Мальчиков с детства постепенно приучают к военному искусству, единоборству и рукопашным состязаниям, верховой езде, к мужским видам труда: пасти скот и ухаживать за ним, к верховой езде, уходу за лошадьми, рубить дрова, возить с поля на арбе урожай и т.д. Также учили мальчиков переносить трудности, закалять характер.

Как правило, «уроки» начинали с простейших поручений и завершали их привитием навыков самостоятельной работы.  Малышей и подростков не заставляли выполнять тяжелую работу. Физическое воспитание детей не принуждает много и тяжело  работать, но физическое воспитание в мягкой и ненавязчивой форме – обязательный этап педагогики родителей.

Такое отношение к труду воспитывалось с раннего детства. Об этом гласит народная притча.

– Однажды отец, подозвав сына, вручил ему 1 рубль и сказал: «Иди и брось его в реку». Сын тотчас исполнил сказанное. Через некоторое время тоже же самое отец предложил сделать с десятью, затем со ста рублями. Сын исполнил.

Но настал день, когда сын начал сам зарабатывать деньги. Первый же заработанный рубль он принес отцу, чтобы обрадовать его, но отец предложил и этот рубль выбросить в реку. Сын возмутился: «Как это, выбросить? Ведь я его заработал с таким трудом!». Отец на это ответил: «Те 111 рублей, которые ты выбросил в реку без тени смущения, сынок, и мне приходилось зарабатывать с большим трудом».

         Так сын узнал цену трудовым деньгам.

         Большую роль в воспитании маленьких мальчиков играют мальчики постарше.

         Чем больше мальчики находятся в кругу взрослых мужчин, тем они быстрее взрослеют

По уму, берут с них пример мужского поведения и легче бывает ориентироваться в жизни. Своими каждодневными поступками, поступками сверстников, соседей, по сути дела постоянно объясняют ребенку, что означает быть мужчиной (къонах).

Обозвать мальчика, что ты не мужчина «хьо стаг яц» – это очень оскорбительно для чеченца. Мальчикам с раннего детства прививают, что недопустимо, чтобы его так называли и поэтому мальчики начинают впитывать в себя такие качества, как:

Г1иллакх (свод нравственных правил поведения у чеченцев), Оьздангалла (благородство), Ларам (уважение), Яхь (дух соревнования), Къонахалла (мужество),

Собар (терпение). Это самые высокие качества, которые украшают мужскую половину у чеченцев, не имея возрастных ограничений.

Честью считается для молодого замедлить свой ход навстречу старому человеку, чтоб   уступить ему дорогу, показав тем самым свое уважение, внимание. Младшим в присутствии старших вменяется в долг проявить скромность; хвастовство и вообще какие-либо пространные речи о своей персоне считается грубым нарушением этикета.

Молодой человек всем своим видом должен выражать внимание, уважение к старшим, готовность выполнить любое его поручение. Такая установка исключает возможность держать руки в карманах, стоять или сидеть, развалившись, ерзать на стуле, поворачиваться к другим спиной, чесать затылок, нос, жевать и т.д. Для сына считается позором, если он оставляет на произвол судьбы отца, мать.

Вообще детей с детства приучают на конкретных примерах из жизни  народа.

Честь семьи, рода, гордость за благородные дела старшего поколения— важный фактор воспитания нравственных качеств у потомков. Все это передается потомкам, чтобы знали, какими благородными людьми были те, кто жил до них в семье, роду.

Им внушается мысль о том, что от славных дедов к ним тянутся невидимые духовные нити, что они тоже в жизни должны творить добро, чтобы оставить у детей добрую память о себе.

Из рассказа жителя г. Грозного Уциева Абу Ховкаевича  1954 г.

«Мы жили в с.Шали, Шалинского района. Мне было тогда 12 лет. Время было обеденное. Я помолился и после решил немного погулять с друзьями. Когда я выходил из дома, мой отец в след крикнул мне. Я вернулся обратно. Отец спросил у меня, куда я направляюсь. Я ответил, что иду к друзьям. К друзьям успеешь – сказал отец, – садись и слушай меня внимательно. Сын мой, есть жизненные вещи, которые необходимо тебе знать. А мой долг – посвятить тебя всему этому.

Вот если ты стоишь где-нибудь  на улице с друзьями и подходит к вам незнакомый человек и спрашивает: «Вы не знаете, где живет «такой-то, такой-то»?  Что бы ты ему ответил и как бы  поступил? Я начал объяснять отцу свои действия в этом случае. (Невольно у меня появилась жестикуляция). Отец сразу перебил меня и сказал: «Если ты начнешь пальцем ему указывать, где живет тот человек и как пройти к нему, я был бы тобою недоволен очень… Никогда не делай так, – сказал он. В этом случае указывать пальцем недостойно, это не мужской поступок. Если человек спрашивает у тебя про твоего односельчанина, значит он не с твоего села, он приезжий, а значит гость. Если он к тебе обратился, ему нужна  от тебя помощь. Куда-бы ты не спешил и чем бы  не был занят, ты должен уделить ему время. В этом  случае, если он даже старше тебя, ты можешь и должен идти впереди него. Не указывай ему пальцем, а проводи его. Приведя гостя «к ним» в дом, ты не освобождаешься от него. Ты должен вызвать хозяина дома, к которому ты его привел и убедится, его ли он искал.  И тогда ты не освобождаешься. Убедившись, что ты по адресу его доставил, ты обязательно должен предложить гостю, после гостеприимства этого дома, посетить твой дом. Если он вежливо откажет тебе, только тогда ты оставляешь гостя. И тогда ты не освобождаешься. Ты должен у хозяина дома, к которому ты привел гостя, спросить, нужна ли ему от тебя какая-нибудь  помощь. Только после пожелания хозяином добра и здоровья в твой адрес, пожелав им приятного общения, ты должен покинуть этот дом. Это заповедь отца стала для меня хорошим уроком жизни».

Значительная роль в воспитании подрастающего поколения в чеченском обществе отводилась разнообразным играм и развлечениям, которые были направлены на физическое, умственное, нравственное воспитание детей и подростков, а также имели важные общественные функции. Детские игры и игрушки по своему характеру, целям и задачам делились на несколько групп: игры, способствующие приобретению трудолюбия; игры, помогающие детям стать ловкими, быстрыми; игры, способствующие умственному развитию детей и приобретению нравственных качеств.

Уже с полтора, с двух лет приучают мальчиков различать игрушки для девочек и для мальчиков. Мальчика с раннего детства учат, что он ни в чем не должен напоминать девочку, что плакать – это дело женское, но никто не объясняет ему, как себя вести в тех случаях, когда плакать нельзя. Грубоватость, как бы мужественность в мальчиках одобряется, чеченцы говорят «йо1 санна ма дийца», – не говори, как девочка.

По чеченским традициям, родители никогда не хвалят своих детей   прилюдно.

Любой отец промолчит на рассказы о достижениях его сына.

Из рассказа Бакараева Али Ахметовича, 1958 г.р.  жителя г.Урус- Мартан 

«Воспитанию мальчиков в нашей семье уделялось особое внимание.

Мальчик – это будущий наследник, хозяин дома, защитник не только родного очага, но и родного Отечества. В характере мальчика, юноши,  эти качества  и чувство патриотизма воспитывали с детства, без особого баловства.  Посредником  в  воспитании между отцом и сыном всегда стояла мать. Отец напрямую никогда не вёл откровенного разговора с сыном, тем более до совершеннолетия. Мать всегда в процессе разговора воспитательного характера говорила: «Не дай бог об этом узнает отец, всем неповадно будет» или же, «Я-то ничего, но если узнает ваш отец, вам несдобровать». Вот этого было достаточно, чтобы не только сыновья, но и все члены семьи никогда не совершали ошибок, в хозяйственных делах по дому, в поведении в обществе, да и везде. Отец всегда воспитывал сыновей не столько разговорами, сколько личным примером, своим положением и авторитетом в обществе, но держал нас на дистанции, без лишних «телячьих нежностей». В его поступках невозможно было не увидеть огромное желание воспитать сыновей достойными людьми общества, которыми он мог бы гордиться перед родом, односельчанами, друзьями, хотя показывать он этого не стал бы.

Приведу один пример:

Было это в 1977 году в августе месяце.  Я, будучи в рядах Советской Армии, за хорошее выполнение боевой задачи через год и три месяца был отправлен в краткосрочный отпуск на 10 дней домой.  Служил я на Дальнем Востоке, в г.

Комсомольск-на-Амуре. Родных я не оповестил о приезде. Добравшись до дому, кроме младшей сестры, никого не застал. Удивление моему приезду и радость встречи смещались в ней. Не переодеваясь, прохаживаясь по двору, я с трепетом и волнением ждал встречи с родителями. Может быть, в глубине души я хотел похвастаться перед ними, как я изменился, повзрослел за год и три месяца. Выйдя за калитку, я увидел отца, возвращающегося с мечети со своими сверстниками, соседями. На тот момент моему отцу (Бакараеву Ахмеду Идрисовичу) было 74 года.

Я пошел к ним навстречу. По их лицам было видно, что они рады моему приезду.

Как и подобает чеченскому обычаю, поздоровался с ними, обнимаясь, как и положено со старшими, расспрашивая их о здоровье и делах и.т.д. Меня переполняли эмоции, дошла очередь до отца, я потянулся, чтобы и его обнять, но отец так умело и так незаметно для остальных поставил между нами костыль, на который опирался, не давая тем самым мне приблизиться, что я мгновенно остановился, немного опешил, но так же мгновенно пришёл в себя и, разговаривая с друзьями отца, мы дошли до дома.

Потом они распрощались, отец вошёл в дом, я остался во дворе. Это не означало, что отец был меньше рад и не хотел обнять, или не любил   сына. Это был жест, что на людях нельзя проявлять свои эмоции по отношению сына к отцу, отца к сыну, независимо от обстоятельств. Это было соблюдение той дистанции, которую должны соблюдать отцы и сыновья по чеченским обычаям.

После, он позвал меня через сестру. Я вошел в дом, отец осмотрел меня с ног до головы и с очень доброй, радостной, невероятно тёплой, но в то же время скромной улыбкой на лице, сказал: «Ты посмотри, что армия делает с людьми.  Я отправил в армию «пацана», а сейчас передо мной почти взрослый мужчина». Это была для меня самая приятная похвала за все это время. Всю жизнь отец для меня и моих братьев был мерилом высокой нравственности и достоинства. И всегда жизненные вещи я соизмерял с образом отца, с его поступками и делами».

Следует отметить, что основной, существенной чертой бытующих у чеченцев отношений, является уважительное отношение к родителям, дедушке, бабушке и вообще, к старшим.

У писателя Мусы Бексултанова есть рассказ, где старик берет с собой на охоту внука. Это для мальчика было долгожданным походом. Дед разрешил ему взять винтовку и выстрелить в животное. В последний момент, когда дичь была на мушке, мальчик не выстрелил, и вспугнутая косуля убежала. Мальчику стало стыдно за свою слабость, и он заплакал. Дед, наоборот, похвалил его за человечность. “Молодец, из тебя вырастет хороший человек!” – сказал старик.

После смерти отца главой семьи становится старший брат. Он пользуется в семье тем же авторитетом и уважением, что и отец. В то же время, старший брат не может решить ни один вопрос, как хозяйственной, так и общественной жизни семьи, без согласия остальных братьев (если они есть).

Чеченцы воспитывают своих детей так же, как и их предки 100-200 лет назад.

Чеченская система этики состоит из трех основных уровней нравственных ценностей – «адамалла» (человечность), «нохчалла», (кодекс чести)  «къонахалла» (мужественность), каждый из которых определяется различными гранями человеческой личности.

       – Адамалла (человечность). Вбирает в себя общечеловеческие нормы, присущие чеченцу как человеку вообще. Она связана, прежде всего, с религиозно-этическими воззрениями чеченцев. Она свойственна всем людям, независимо от этнической принадлежности, вероисповедания, расы и социального статуса. По представлениям чеченцев, этот уровень отделяет человека от животного, противопоставляя категории «адамалла – человечность» и «акхаралла – дикость». В эту систему ценностей входят основные коранические и библейские заповеди, которым должен следовать человек, если он хочет отличаться от животного.

–  Нохчалла – система нравственных ценностей, присущая чеченцу как человеку определенной этнической принадлежности, то, что отличает его от представителей других этносов. У чеченцев есть свой кодекс чести – «нохчалла». Это слово непереводимо, но каждый нохчо знает, что оно обозначает – свод неписаных правил, касающихся морали, нравственности и этики, которыми руководствуются представители данной национальности испокон веков.

Включая в себя все категории, присущие системе «адамалла» (человечность), она ужесточает нравственные требования к человеку и его поведению в обществе. Она накладывает на чеченца дополнительные моральные обязательства по отношению друг к другу, и по отношению к представителям других этносов.

      Къонахалла (мужественность) – это квинтэссенция нравственной культуры чеченцев, система нравственных ценностей мессианского характера, определяющая нравственный уровень человека – «благородного мужа», который берет на себя ответственность за судьбу своего народа, своей страны, жертвуя всем, не требуя никакой награды.

Есть такая чеченская пословица: «Къонах собарца вевза» – «мужчина познается по выдержке». «Собар» (выдержка) обладает целым рядом значений, пересекающихся друг с другом. В духовном аспекте – это жертвенность, восхождение на Голгофу ради блага людей. Кроме того, это самообладание, выдержка, терпение, мужество.

«Къонахчун майралла – собар» (мужество человека – выдержка) – гласит чеченская поговорка. «Собар» (выдержка)  – это фундамент, на котором держится ценностная система кодекса «Къонахалла» (мужественность). В своем стихотворении «Къонах»

(«Мужчина») известный чеченский поэт А. Сулейманов пишет: – Х1ара дуьне-м къонахийн  белшаш т1ехь дай! («Мир держится на плечах рыцарей»)

«Къонахийн и собар кхачийча-м, боккъалла, х1ара маьлхан к1айн дуьне духур ма дай» («Если кончится выдержка у настоящего рыцарей, то по правде  обрушится земля»).

Чеченцы считают, что высшей ступени «собар» (выдержка)  достиг известный шейх Гази-Магомед Зандакский. По преданию, он простил убийцу своего сына и выдал за него его невесту. Кроме того, по его просьбе им построили дом, который был виден из окна дома шейха. На таких примерах воспитываются дети в чеченских семьях.

Важное место в воспитании мальчика играли традиционные героические, эпические песни «илли», основным лейтмотивом которых были положительные черты, поступки «къонаха» рыцаря-героя, защищающего  общечеловеческие ценности – рыцаря: любовь в Отчизне, защита Родины, семьи, доброта, храбрость, смелость, благородство.
Чеченский кодекс «Къонахалла» (мужественность) сложился задолго до принятия чеченцами ислама. Корни его уходят вглубь веков.

         Один из эпизодов жизни, повествующий о мужестве простого чеченского паренька.

Жила семья Мулатовых в с. Ачхой-Мартан. Был в семье средний достаток, и жили они дружно. Занимались сельским хозяйством, разводили скот. Было в семье много братьев и сестер. Отец большой дружной семьи слыл в селе человеком добрым, отзывчивым, порядочным. И детей он своих воспитывал в том же духе. Долгими зимними вечерами, после напряженного трудового дня, собиралась семья вокруг стола, и вел отец неспешные разговоры о мужестве, достоинстве своих ушедших предков, о тех добрых деяниях, которые они оставили после себя своим потомкам. С замиранием сердца слушали братья Мулатовы рассказы отца о живой истории своих дедов и прадедов. Отец всегда говорил детям, что все доброе, содеянное вами оставит в жизни после вас живой след. Он воспитывал своих сыновей в духе нравственности, чести, достоинства и храбрости. Во всех делах и поступках он требовал от своих детей скромности, правдивости, вежливости, уважения к старшим, сдержанности, выдержки.

Это были сороковые годы XX-го столетия. Шло время. Дети росли, крепли на радость родителям. Но пришло страшное чудовищное время, когда историю чеченского народа вмиг переписали.

Семья Мулатовых вместе со всем чеченским народом пережила депортацию, голод, холод, унижение, но выжила вопреки всему. Семье помогло и то, что дети были приучены к труду. Среди сыновей был парень-подросток по имени Юсуп. С детства его влекло к технике. Часто мальчишка убегал на местную РТС (ремонтно-тракторная станция), наблюдал, как водители комбайнеров, трактористы с черными мозолистыми руками ловко орудовали разными инструментами, закручивая те или иные детали.

Прошло время, Юсупу исполнилось 16 лет. Он окончил курсы комбайнеров, и его зачислили помощником. Сколько радости было в его в глазах, ликования в душе, когда он садился на этот железный конь и заводил его. Семья Мулатовых окрепла, пережили они еще одну зиму. Было это ранней весной. Недалеко от колхозных амбаров стояли открытые цистерны с соляркой. Однажды местная детвора устроила игры неподалеку от них. Неизвестно каким образом, но один из мальчишек взобрался на одну из них, и, не удержавшись на поверхности, с криком упал в цистерну. Все произошло мгновенно. Стоявшие неподалеку люди опешили. Никто не осмеливался вытащить мальчишку. Началась страшная паника, суета, крики женщин. Каким-то образом на этом месте оказался и Юсуп, который, поняв ситуацию, не растерявшись, быстро попросил веревку, заставил обвязать себя и молниеносным прыжком оказался в цистерне. Схватив бездыханное тельце мальчика в охапку, он резким движением ринулся вверх. Толпа стояла в оцепенении от происходящего. Вдруг на поверхности цистерны оказалась голова Юсупа, крепко державшего мальчика. У всех стоящих рядом раздался восторженный возглас. Тянувшие веревку мужчины со всех сил старались не упустить спасенных. Когда Юсуп наконец-то опустился на землю с мальчиком, все подбежали, но в тот миг наш герой на какой-то момент от полученных удушающих паров потерял сознание. Мальчика успели спасти, быстро доставив в больницу.

После этого случая в дом Мулатовых приходили разные люди, благодарили отца за такого смелого парня. Отец не находил в этом поступке никакого героизма, смущался за столь высокое внимание к своему сыну. Но в душе он был горд, что его сын в столь ответственный момент поступил правильно, как подобает настоящему мужчине.

Прошло немного времени. Однажды Юсупу передали, что его вызывают в правление колхоза. Придя в контору, он увидел битком сидящих в обкуренной комнате людей. Многие из них были спецпереселенцами, переживших тяжелую участь депортации: чеченцы, ингуши, балкарцы, немцы и др., а также местные казахи и русские. Когда Юсуп зашел, гул и разговоры вмиг прекратились. Собрание вел председатель колхоза, русский по национальности. Он встал из-за стола, подозвал Юсупа к себе. Ничего не понимающий и не подозревающий парень подошел к нему. Председатель крепко обнял Юсупа, и повернувшись к сидящим, сказал такие слова: «Простой чеченский парень, а какой герой! Только истинный герой может воспитать такого настоящего орла, низкий поклон твоему отцу и тебе!» Парень стоял в смущении, а когда весь зал встал и начал хлопать в его честь, и вовсе растерялся. А спасенный мальчишка оказался сыном председателя колхоза. И закончилась эта история тем, что Юсуп получил в подарок в тот вечер хорошую, добротную телогрейку, несколько кусков черного мыла и немного зерна.

Вот в этом поступке и есть один из канонов мужества «Къонахалла».

Именно в семье получает ребенок те ростки воспитания, которые определяют дальнейшую судьбу человека, все его поступки и деяния. Потенциал, заложенный с детства в семье, позволяет ребенку, будущему взрослому члену общества, свободно ориентироваться не только в своей этнической среде, но и в любой другой.

Как нам представляется, этнопедагогическое пространство чеченской семьи является тем воспитывающим полем личности, которое основано на традициях и обычаях народа, воплощающее в себе присущий чеченцам испокон веков менталитет.

– Старших надо слушаться! Старших надо уважать! Кто не слушается и не уважает старших, тот не может стать Къонахом (мужчиной)!

– Истинному чеченцу позор, если его увидят переживающим, унывающим. Это значит, что его будут жалеть. А жалеть можно только слабого, беспомощного. Чтобы ни случилось или что бы ни происходило, ты не должен терять присутствия духа, и не должен бояться или унывать.

Никогда, нигде и ничего не бойся! Не бойся темноты – это только темнота! Не бойся того, кто здоровее тебя, его тело не железное! Не бойся злых духов! Не бойся смерти! Смерть только переход из мира в мир! Единственное чего ты должен бояться, это сознательно поступить нечестно или несправедливо! Если ты захочешь сделать что-то нечестное или несправедливое – тогда побойся Аллаха сделать это!

Никогда и нигде не отступай и не сдавайся! Лучше умереть, чем жить трусом или с позором! Отступить можно только в том случае, если ты неправ!
Но если ты прав и справедлив, тогда не отступай и не сдавайся ни за что! Так как на твоей стороне Всевышний, вся вселенная, каждое живое существо!

Не позор, если в драке тебя одолеет более сильный противник! Позор, если ты побоишься выйти на поединок с тем, кто тебя вызывает на поединок!

Ничего и никогда не бойся! Если тебя, кто-нибудь кто сильнее тебя несправедливо обидит, то твои братья отомстят за нанесенную тебе обиду!

Никогда не плачь! Ты мужчина. Если женщины или девочки, или вообще, если кто-нибудь увидит, что ты плачешь, они скажут, что ты не мужчина, а это большой позор!

Будь мужчиной! Будь бесстрашным! Будь всегда честным! Врет только тот, кто боится, а тот, кто боится – тот презренный трус.

Будь справедливым! Просто всегда и везде будь Къонахом (мужчиной)!

Чеченцы все знают об этих понятиях, и особо никого не надо наставлять, «Хьо стаг велахь, стаг хили чакх вала, вацахь цахаъ сун…» (если ты мужчина, то действуй как мужчина, а если нет, то я не знаю….) Или такое: «Вел вал  хьо, ма к1ант ву» (эх ты, что за парень) или «Ма боьрша вац» (не мужчина ты). За этим стоит чёткое знание, каким должен быть к1ант (мальчик), стаг (человек) и т.д.

Из рассказа жителя Урус-Мартановского района с. Алхан-Юрт, Вараева Сайд-Ахьмада 1928г.

«Я учился в четвертом классе. Со мной сидел мальчик, который очень баловался. И в один день на уроке за его баловство меня учитель ударил по голове указкой за то, что я попытался его успокоить. Мне стало очень обидно. Я посчитал, что меня несправедливо наказали, выпрыгнул через окно на улицу и убежал домой. Вечером к нам приходит наш учитель и приносит мою сумку, которую я оставил в классе. Он с отцом поздоровался и начал рассказывать ему про случившееся в классе. Рассказал про то, как за плохое поведение он ударил меня указкой и про то, как я сбежал с урока через окно. Отец позвал меня и спросил – «правда ли это?». Я ответил, что это правда. Я не мог «эвхьаза» (свободно) смотреть ему в глаза, но заметил, как от моего ответа отец поменялся в лице. Он сказал мне: «Даже если ты и прав, ты поступил недостойно. Не к лицу чеченцу обижаться на старших, а тем более, выпрыгивать через окно. Гораздо достойнее было бы извиниться перед учителем за свой поступок. Подобного больше не должно повториться».

После этих слов мне было очень стыдно за свой поступок перед отцом, и я старался больше не огорчать его».

Каждый истинный вайнах, воспитанный у себя на родине в традиционной семье, имеет прочные задатки рыцаря, джентльмена, дипломата, мужественного заступника и щедрого, надежного товарища.  Настоящий чеченец никогда не подведет, не предаст, не простит обиды, не потерпит зла и насилия, лжи и двуличия, трусости и малодушия.

Чеченская культура во многом основана на религиозных ценностях.  Много книг написано о том, каким примером во всем был  пророк Мухаммад (С.а.С.). Рассказывают, что он никогда не только не говорил громко, но  даже не смеялся так, чтобы при этом были видны его зубы. Он также предупреждал о том, что человек не должен вести себя неуважительно по отношению к другим, только потому, что тот принадлежит к другому народу или классу людей,  ибо это есть проявление гордости и надменности, а такие люди даже не почувствуют запаха  рая.

Разумеется, другие народы тоже воспитывают своих сыновей на таких же ценностях, качествах, достойных примерах. Но только у нас у чеченцев помимо общих для всех людей достойных качеств, правил поведений, в воспитании сына есть главное обязательство – наш кодекс, в котором есть такие качества, которых расписать невозможно. Они присущи, наверное, только истинному чеченцу, ибо другой человек не сможет понять и соблюдать их.

Место бытования

Страна: Российская Федерация

Республика/область/ край/автономная область/автономный округ/город федерального значения:Чеченская Республика

Район: Во всех районах Чеченской Республики

Населенный пункт: Все населенные пункты Чеченской Республики.


Сведения об особенностях ОНН

Тип особенности: Состояние бытования

Краткий текст: На сегодняшний  день методы воспитания остаются неизменными. Чеченцы воспитывают своих детей так же, как и их предки 100-200 лет назад.

Тип особенности: Исключительность/Ценность

Краткий текст: Опыт  многих поколений доказал, что социально-педагогическая модель настоящего чеченца предполагает всестороннее физическое, трудовое, нравственное, эстетическое воспитание. В центре этого процесса поставлено воспитание семьянина, продолжателя рода, будущего отца, будущей матери.

Тип особенности: Способы передачи традиции

Краткий текст: Традиционный опыт воспитания, накопленный веками, передается от поколения к поколению, от старшего к младшему.

Тип особенности: Форма бытования

Краткий текст: Аутентичное. Передаётся из поколения в поколение.

Ссылка на источник сведений: 


Ключевые слова

Ключевое слово: Семья, отец, сын, мальчик, продолжатель рода, мужественность, воспитание.


Лицо, имеющее отношение к ОНН

Тип ответственности: Носитель

Фамилия лица: Усмахаджиев

Имя Отчество лица: Магомед Минкаилович

Даты: 1952 г

Место работы/адрес: Гудермесский район, с. Мелчхи  

Тип ответственности: Носитель

Фамилия лица: Вараев

Имя Отчество лица: Сайд-Ахьмад

Даты: 1928г.р.,  (91 год)

Место работы/адрес: Урус-Мартановский район, с. Алхан-Юрт

Тип ответственности: Носитель

Фамилия лица: Бакараев

Имя Отчество лица: Али Ахметович

Даты: 1958 г.р. (60 лет)

Место работы/адрес: г.Урус-Мартан  ул. Пионерская д.5; г. Грозный ул. Деловая 19/65, ГБУ «Центр народного творчества», заведующий экспедиционного отдела.

Тип ответственности: Носитель

Фамилия лица: Уциев 

Имя Отчество лица: Абу Ховкаевич

Даты: 1954 г.р. (64 лет)

Место работы/адрес: г. Грозный,  Заслуженный работник культуры, член Союза писателей России.

Тип ответственности: Исполнитель

Фамилия лица: Коева

Имя Отчество лица: Малика Мухадиновна

Даты: 23.08.1970 г.

Место работы/адрес: Чеченская Республика, МК ГБУ «Центр народного творчества» г. Грозный ул. Деловая 19/65, тел: 8(712) 22-29-73, методист Отдела художественного творчества.

Тип ответственности: Исследователь

Фамилия лица: Коева

Имя Отчество лица: Малика Мухадиновна

Даты: 23.08.1970 г.

Место работы/адрес: Чеченская Республика, МК ГБУ «Центр народного творчества» г. Грозный ул. Деловая 19/65, тел: 8(712) 22-29-73, методист Отдела художественного творчества. 


Организация, имеющая отношение к ОНН

Тип ответственности: Носитель, исполнитель, исследователь, хранитель

Название организации: Чеченская Республика, МК ГБУ «Центр народного творчества» 

Местонахождение: г. Грозный ул. Деловая 19/65, тел: 8(712) 22-29-73, почтовый индекс: 364020


Регистрация ОНН

ОНН зарегистрирован: ГБУ «ЦНТ» ЧР ,Номер:CHECH035.
Полное наименование: Государственное бюджетное учреждение “Центр народного творчества” Чеченской Республики.

Post Your Comment Here

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *