“Йоь1ан, к1ентан юкъаметтиг ” (Взаимоотношения парня и девушки)

Наименование: “Йоь1ан, к1ентан юкъаметтиг”

Форма выражения ОНН: Церемония знакомства молодежи

Язык наименования: chech

Наименование: Взаимоотношения парня и девушки

Форма выражения ОНН: Церемония знакомства молодежи

Язык наименования: russ

Тип объекта: Празднично-обрядовая культураРитуалы

Традиции чеченского народа тысячелетиями формировались и развивались, вбирая в себя реалии этнической особенности, элементы политической, экономической, природно-географической культуры. Являясь частью в  развитии мировой культуры, как и все этносы, чеченское общество боролось, отстаивало и развивало свою идентичность, оставляя свой особый этнокультурный след.

Данное описание одного из основополагающих циклов чеченского брачного ритуала в традиционно-этнографическом стиле – ритуала ухаживания (до-свадебный цикл), является периодом от достижения половой зрелости молодыми людьми до ухода (или по-иному — увода) девушки из родительского дома. Здесь следует обратить внимание, прежде всего, на общепринятые в конкретное время и в данном обществе права и нормативы, призванные содействовать или воспрепятствовать молодым в их знакомстве, в дальнейшем общении и, главное, в выборе девушкой будущего супруга, а парнем — будущей супруги. Этот важнейший этап назван нами условно «институтом ухаживания»

подробнее...

Как и у всех народов,  у чеченцев существовало и существует много народных традиций, связанных не только  с материальным,  но и нематериальным культурным наследием, это – язык, обряды, ритуалы, верование, устное наследие.

Обряд выбора и ухаживания за девушкой является важным фактором в социальном ракурсе чеченцев. Этот уникальный обряд по формированию будущего очага новой семьи живет и по сей день и пользуется большим интересом в обществе, которое  составляет его закономерность и развитие. Обряд ухаживания можно рассматривать в 3 этапах:

  1. зарождение взаимной симпатии в период достижения половой зрелости, до  достижения совершеннолетия молодой пары;
  2. начало процесса интенсивного ухаживания, выстраивание и соблюдение взаимоотношений в традиционных формах и в среде изучения  духовно-нравственных качеств, особенностей характера, статуса  семьи в среде;
  3. завершение этапа ухаживания, подготовка к уводу невесты, возникновение досвадебных взаимных обязательств.

Создание здоровой традиционной семьи с морально-нравственными ценностными основами, являлось  не только желанием решить очень болезненную для природы  чеченцев (в условиях постоянных воин) демографическую проблему, но и в целях сохранения и успешной социализации в  дальнейшем своей семьи в тайп (кровно-родственный союз) или тукхум (военно-тейповый союз) в чеченский социум.

Первый этап. На первом этапе обряда ухаживания, выбор девушки для молодого человека или парня для девушки осуществляется на основании желаний самих молодых людей. Независимо от достижения молодыми людьми совершеннолетия или до этого, наличие у них взаимных чувств был основным фактором для наблюдений, анализа и действий родственников.

Основополагающими, необходимыми условиями, выбираемыми для родственных отношений семьи – это достойный статус и место в обществе и   наличие   мужской опоры (отец, братья).  В случае отсутствия отца и братьев, это могут быть дяди, двоюродные, троюродные братья и другие родственники по линии отца.  Взрослые, чаще всего женщины – мать, сестры и другие родственники, старались очень осторожно донести до своих молодых людей положительное или отрицательное мнение родителей о предполагаемом выборе.

Не материальные блага, а положительный статус семьи, достойное место в обществе, личные качества молодых людей, таких как религиозность, уважительное отношение к своим родителям, родственникам, соседям, односельчанам, верность, честность, доброта и трудолюбие являлось положительным фактором успешности будущих взаимоотношений молодых людей.

Присущими для парня должны были быть еще такие качества, как: мужество и храбрость, готовность к защите своего дома, тайпа, села, Родины.

Владению военному искусству, верности, отваге, взаимовыручке, совершенным достойным благородным  поступкам, решительности  при сложных ситуациях придавалось важное значение в  комплексном цикле  воспитания и характеристики представителей мужского пола.

Ведь вырастить достойных продолжателей своего рода (тайпа), чтобы все гордились и почитали его – мечта каждого родителя. И такое традиционное воспитание, вовлечения своей семьи в тейповый или межтейповый социум, родители начинают с самого рождения ребенка. Для такого воспитания молодежи народ сохранял свое устное наследие, как: рассказы, легенды, притчи, героические и эпические илли, достойные примеры для подражания. Есть замечательные стихи чеченского поэта Магомеда Мамакаева, посвященные горцам:

У горцев свято Родина и честь,

И это нам внушали с колыбели,

И прежде чем учили пить и есть,

О мужестве над нами песни пели.

Прижав дитя свое к груди,
Протяжно пела мать:
«Мой сын, всегда вперед иди –
Позорно отступать!
И друга верного найдешь,
И победишь врага…
Но если к дому повернешь,
К уюту очага,
К невесте поспешишь своей,
Вернешься, пряча взгляд, –
Пусть молоко груди моей
Убьет тебя, как яд».

Вышеизложенные  качества молодого  воина “кхонаха”, (рыцаря) как верность, дружба, храбрость, мужество ярко отображены в  фольклоре чеченского народа в таких  героических песнях “илли”, как  “Теркаца хьала-охьа вехаш хиллачу эла Мусостан, Адин Сурхон илли” (Проживающему в верховьях и низовьях Терека князя Мусота (кумыкский князь) и сына Ады Сурхо – песня)

Ма лалда вай к1ентий вовшех тешам байна,
Ма лалда вай к1ентий вовшех безам байна,
Нанас дена ма волда яхь йоцу ва к1анат,
И вича, ма кхиа яра дуьне ва даа,
Нанас дена ма волда тешам боцу ва к1анат,
И вича, ма кхиа цу дийнахь делкъалца.
Пусть у отца и матери сын не родится,

Если он чести и мужества не сохранит.
Пусть у отца и матери сын не родится,

Если достоин не будет тех, кто его породит.
Если родится такой, пусть недолго живет.
Если родится, так пусть до полудня умрет.

Трусость, предательство, ненадежность, отсутствие воинского духа, чести, – все эти качества считались не достойными для мужчины и достойными для смерти, потому что предательство одного человека могло стоить жизней тысячу людей.

Так, в фольклорной героической песне “Дади-юрт яккхаран илли” (Об уничтожении села Дади-юрта)

Чеченское селение Дади-Юрт, располагавшееся на правом берегу Терека, было стерто с лица земли в 1818 году по приказу наместника царя на Кавказе генерала Ермолова.

Перед началом боя парламентеры обратились к командованию царскими войсками выпустить из села женщин детей и стариков. Но царские офицеры сказали, что проконсул Ермолов приказал наказать все село.

«Тогда посмотрите, как Чеченцы могут погибать в бою», – получили они ответ от Чеченских парламентариев.

Сражалось все село – мужчинам помогали женщины, дети и старики. Помогали кто, чем мог: кто-то заряжал ружья, кто-то перевязывал раны, а кто-то становился рядом с мужчинами.

Когда кончились порох и пули у Чеченцев, а царские войска, предварительной бомбардировкой сравняв село с землей, вошли в него. Вышедшие из-под укрытий Чеченцы, обнажив кинжалы, ринулись в яростную рукопашную атаку.

Русские солдаты, старожилы Кавказской войны свидетельствовали, что никогда не видели такого ожесточенного боя.

После завершения боя более десяти Чеченских женщин оказались плененными. Когда их переправляли на левый берег Терека, Чеченские женщины, сказав другу другу “не дадим этим гяурам растоптать Честь наших мужчин”, и прихватив по одному казаку-конвоиру, бросились в бурную реку.

Кстати, это родовое село художника Захарова, откуда он младенцем и был увезен после сожжения и уничтожения всех жителей села царской армией:

Нанас дена ма войла яхь йоцу ва к1ант,
Вича ма валийла кхаа дийне-буьйсане,
Цуьнан валар хилийла хьерахь бол къуьйсучу
Бисинчу зударийн керах
Пусть не родит мать отцу сына без воинского духа,

Если родит, пусть не проживет 3 дней и ночи,

Если родит, пусть он умрет от рук вдов, Оспаривая очередь, в мельнице

Так, в начальном этапе ухаживания уделялось пристальное внимание поведению и образу жизни девушки со стороны родственников жениха и наоборот.

Обычно качество воспитания и уровень нравственно-положительных качеств  девушки рассматривали по многим приметам:

Девочек с детства учат домашнему труду: убирать помещение, месить тесто, готовить пищу, стирать, шить, заниматься обработкой шерсти, вышивать и т.д. Также девочки помогают матери по уходу за детьми. В малой семье чеченцев девочки являлись единственными помощницами матери в домашних делах, выполняя посильные хозяйственные обязанности. У чеченцев, как и у других народов Кавказа, о дочери судили по матери, а о матери судили по дочери. Очень часто родственники и соседи сравнивали дочь с матерью и говорили: «Нана ерг ю цуьнан йо1» – (дочь такая же, как мать); так же говорили: «Шен нана хилларг хир ю цуьнан йо1» – (будет такая же, как и ее мать). Если в поведении растущей девочки родственники или соседи видели просчеты, то делали вывод, что из матери воспитательница – никакая, и добавляли, что из девочки хозяйка – никудышная. Если же девочка росла аккуратной, трудолюбивой, приобретала хорошую репутацию – хвалили мать.

В чеченском фольклоре  даже сохранилась некоторая забавная  притча:

Один всадник, направив своего коня к дереву подстегивал его, конь извивался, кружился вокруг дерева, не зная, что хозяин от него хочет.

Проходящий мимо путник спросил его:

– «Что ты требуешь от этого несчастного животного?»

Всадник ответил:

– «Я лишь хочу, чтобы он вместе со мной забрался на это дерево».

Путник возмутился:

– «Как же лошадь может забраться на дерево, вы в своем уме»?

Всадник ответил:

– «Ее мать могла это делать».

Путник задумался и сказал:

– «Если мать могла забраться, то и она сможет».

С 14 -15 лет чеченские девушки начинали одеваться получше.

Ей разрешалось посещать различные места развлечений, где собиралась молодежь, на вечеринках «синкъерам» – (вечеринка для молодежи, дословно – развлечение души) свадьбах – «ловзар» и т. д. она еще занимала место сзади «настоящих» невест. О девушке этого возраста чеченцы говорят: «кхиъна йог1у йо1», «цуьнан д1аьихк т1амарх юзаза ю», «синкъерамехъ т1ехьа соьца хан», «дог кхиъна — хьекъал кхиаза ду» (досл. соответственно — растущая девушка; кости еще не наполнились мозгом; на вечеринке держится еще сзади; сердце поспело — ум еще не дозрел). Если такая девушка приезжала в гости, в ее честь еще не собирали вечеринку. После 15-летия она еще должна была пройти период девичества, пока (года через 2—3) в совершенстве не освоит все тонкости института ухаживания. За это время она постигала «науку» «догдаха», (букв.: вырывать сердце), «сакъера» (букв.: душу поджигать, сжигать), которая являлась существенным элементом в жизни молодежи в пору выбора себе суженых.

За 3-5 лет систематического посещения мест веселья своих старших ровесников она на практике овладевала всеми приемами «догдахар» и «сакъерар» и из любой ситуации, зачастую искусственно создаваемой молодыми людьми, выходила с честью, а завуалированные иносказания парней парировала спокойно и уверенно.

Второй этап. В этот период у девушки уже проявлялись такие качества, как умение содержать в мире и согласии домашний очаг (дом), гостеприимство, чистота и ухоженность дома, всего хозяйства и этот показатель был определяющим в качестве ее воспитания. «Горский народ – этот тот народ, который выделяется среди прочих обитателей Кавказа крайне воинственным видом, а равно и одеждой. Дом чеченца построен из ломаного камня, однако он такой же белый, а внутри в нем так же чисто и опрятно, как и в скромных хижинах, стоящих среди валенсийских полей» – писал Василий Александрович Потто, военный историк, генерал русской армии.

Чистота, ухоженность, морально-психологический климат в доме, а самое главное – воспитание детей в духе традиционных обычаев, для всего этого готовилась девушка и была обязана к этому в будущем. И малейшее отступление от норм традиционного воспитания, не на должном уровне содержания очага, климата в доме могло обернуться трагедией не только для одной семьи, но и всего тайпа. Последствие неудачного выбора спутницы, жены с отрицательными или положительными ее качествами тоже отражены в фольклоре.

Так, в героической песне “Таркхойн К1ентан, Жерочун К1ентан, Жумин Акхтулин илли” (Песня о кумыкском молодце, Вдовьем сыне, сыне Жуми – Актуле  поется):

Хилаза ца яьлла ша хуьлуш хилча,
Хуьлда вайн, к1ентий, и санна езар!
Хилаза ца бевлла хуьлуш хилча,
Хуьлда вай, к1ентий, уьш санна доттаг1ий!
Ма х1иттий вай к1ентий, ирс дайначу цу коша,
Ирс дайна каш деца чохь боьха ц1еннана!
Ма х1иттий вай, к1ентий, ка доцчу цу т1аме,
Ка доцу т1ом 6еца барт боцу ва доьзал!
Ва сарахь г1айг1а ю чохь вон ц1еннана,
1уьйренна г1айг1а ю йоьхна и ши мача!
Если в вашей жизни они должны быть,

Пусть у вас будут подобные невесты.

Если суждено быть нам друзьями,

Пусть будем и мы, такими друзьями.

Пусть отдалимся мы от могилы без счастья,

Что подобна очагу нечистоплотной жены.

Пусть не настигнут нас сраженья без удачи,

Сраженье без удачи -это семья без согласия.

О, вечером забота –  дом с нечистоплотной  женой,

О, утром  забота – развалившаяся обувь.

Как изложено выше, у чеченцев, как ни у какого другого народа северокавказского региона, девушка относительно свободно могла общаться с юношами в рамках строго определенных обществом прав и норм. Однако, когда мы говорим об относительной свободе общения девушки с мужчинами, то это ни в коем случае не означает половой «свободы», распущенности. У чеченцев, как и у многих народов Северного Кавказа, даже прикосновение молодого человека к девушке инкриминировалось как прелюбодеяние и сурово каралось

Свобода общения реализовывалась молодежью: у источника («хин йистехь»), в различных видах взаимопомощи («белхи»),. собираемых круглогодично; на вечеринках («синкъерам»), свадьбах («ловзар»), посиделках («чу кхайкхина», «ирахь 1ар») и т. д. Каждая из перечисленных форм общения выполняла свое конкретное назначение. В основе семейного счастья лежало проверенное временем взаимное чувство молодых. Это понимали чеченцы и стремились, насколько это возможно, оттеснить родителей от навязывания ими своего желания в решении брачного вопроса.

Имам Шамиль в середине XIX века пытался регламентировать традиционные взгляды чеченцев с позиций исламской морали. Например, один из дореволюционных авторов отмечал, что «… провозгласив себя духовным главою народа и стремясь подчинить себе вольные общества, …Шамиль начал с особенной энергией преследовать, как и предшествующие имамы, народные установления, не вытекавшие из духовной власти, и требовать полного подчинения правилам шариата».

(Этот раздел про Шамиля и раздел Дади-юрта надо сократить, слишком они длинные)
Имаму донесли, что чеченцы, несмотря на наказания, до сих пор потворствуют молодежи в их встречах у источника, как и в «языческие времена». Имам пригласил к себе всех стариков названного ему селения на территории нынешнего Ножай-Юртовского района.
— «Вы, поседевшие от долгого пребывания на этой земле, отступили от шариата, — сказал он им, — а всякий отступник — «мунапик», с которым должны воевать все истинные мусульмане. Вы хуже, чем неверные. Я, как имам и истинный мусульманин, не могу терпеть отступничество. Ваши головы должны быть отсечены, и это будет сделано до заката солнца, который вы видите в последний раз. Если у вас есть оправдательное слово, говорите. Обещайте, что впредь не будете отступать от моего низама (установления), и тогда я пощажу остальных».
Говорят, что старики некоторое время молчали, а потом один из самых ревностных мюридов, который имел перед Шамилем и другими имамами много заслуг, выступил вперед:
— «Шамиль, ты должен бы знать, что мы не боимся смерти и не раз это доказывали в боях. Вот уже сколько лет мы воюем с белым царем, держа за пазухой мешочки с толокном. Эта война и связанные с ней невзгоды нас не страшили. Нас страшит война в семье, у очага. И эта война всегда неизбежна, если семья слагается без взаимной любви молодых. То, что наша молодежь встречается у источника, истинная правда, и это будет продолжаться до тех пор, пока останется в живых хоть одна пара молодых. Мы пускали своих дочерей к источнику и впредь будем пускать, чтобы у них сложился безам — «любовь» такая же чистая, как та родниковая вода, у которой они собираются, так как «безам» необходима в семье так же, как и вода в жизни. И если за это ты, имам, нас лишишь голов, то это будет смерть во много раз достойнее газавата, так как эти головы слагаются за самое чистое и справедливое дело из тех, за какие когда-либо слагались они. Если подобные встречи противоречат твоему низаму, то тебе надо подумать и разобраться, кому следовал ты, устанавливая его — Аллаху или Иблису».

Об отношении чеченцев к женщине сказано и написано немало. Александр Казбеги писал: «Чеченская женщина свободнее всех женщин и потому честнее всех. Никогда не допустит она никакой непристойности, хотя имеет право свободно общаться с мужчинами». О свободе чеченских женщин писал и царский генерал Ольшевский: «Должен сказать, что у чеченцев женский пол пользуется несравненно большей свободой, нежели у их соседей». В своей книге «Калужский пленник» Абузар Айдамиров приводит слова русского офицера, где он описывает отношение чеченцев к своим женщинам: «Женщина у них какая-то святая, неприкосновенная личность. Ее нельзя оскорблять и унижать ни словом, ни делом». Любое преступление, совершенное в отношении женщины, каралось в чеченском обществе значительно строже, чем все иные преступления.

Также, во втором этапе ухаживания у девушки появлялись весомые и убедительные права отстаивать свой выбор любимого человека, своей будущей судьбы. Соответственно, молодые люди с присушим кавказским темпераментом и принципиальностью отстаивали это право и редко кто из близких родственников мог пойти наперекор желанию девушки, парня.

Вот как в  чеченской народной песне  “Сатийсар” – (Ожидание) это характеризуется:

Хьо сан хир вац бохучу наха,
Со хьан хир яц бохучу наха,
Стигланаш охьаяха еза,
Латтанаш бухдаха деза.Хьо сан хир вац бохучу кIанта,
Со хьан хир яц бохучу йоIа,
Ша санна дегI кхолла деза,
Цунна чу са дилла деза.Ас Iуьйрене тийсина са,
Ас суьйрене тийсина са,
Ас хьо варе тийсина са,
Хьан баркалле тийсина хилла.
Те, кто говорит, что ты  не мой,

Те, кто говорит, что я не твоя,

Смогут ли небо сдвинуть вниз

И землю вырвать из ее недр?

Те, кто говорит, что ты  не мой,

Те, кто говорит, что я не твоя,

Смогут ли сотворить такое же  тело

И оживить это  тело живою душой?

То, что я ожидала от утра
То, что я ожидала от вечера,

То, что я ожидала от твоего прихода,

Была твоя благодарность ко мне.

Естественно, право первого предложения имела мужская сторона. Родственниками, особенно женской стороны, заблаговременно проводился анализ за и против  кандидатур с каждой из сторон. Учитывались прежде всего критерии достойного, морально-устойчивого человека и его рода – “оьзда нах”, “лоруш болу нах”, что означает –  « люди с высокой нравственностью, достойные люди, почитаемые люди».

Основная цель каждой стороны – это создания многодетной семьи (желательно с преобладанием детьми мужского пола для продолжения рода по мужской линии) и достойное их воспитание.

Предварительным анализом сторон рассматриваются  даже генетически-наследственные формы, связанные с  болезнями, а также наследственными пороками,  репродуктивностью близких родственников сторон – “бер хуьлуш яц”, “бер хуьлуш вац” – не может иметь детей.

Все эти вопросы приводились к логическому завершению во втором этапе ухаживания и этим периодом все точки должны были расставлены над «и».
Чеченская девушка в рассматриваемый период от первого знакомства с молодым человеком до замужества должна была пройти через эти этапы  ухаживания. Строго говоря, через эти этапы проходил молодой человек, а девушка при этом была активным его партнером. Центром, где оформлялся, реализовывался институт ухаживания чеченцев был «синкъерам», а остальные встречи: у источника, на белхи, на посиделках, на свадьбах дополняли этот центральный, стержневой пункт выяснения взаимоотношений.

Ступени, через которые должно пройти знакомство молодых до выхода замуж и женитьбы, именовались следующим образом:

а) хьешан ц1арах дош далар (от девушки), даккхар (молодого человека), (досл.: от имени гостя (ради гостя) дать слово). Молодой человек просил дать ему слово и девушка давала его;

б) юртахочу ц1арах дош далар (девушка), даккхар (молодой человек) (досл.: дать слово (обязательство), посчитав парня односельчанином), молодой человек просил дать слово (обязательство) от имени односельчанина;

в) хан йиллар (досл.: назначить время), т. е. определить срок выхода замуж.

Любое знакомство молодого человека, где бы оно ни состоялось, ни к чему не обязывало. Так длилось до тех пор, пока парень, придя на вечеринку, в перерыве между танцами не просил разрешения для слова у тамады мужской половины вечеринки («вист хила мегар дуй», досл.: можно говорить), а затем обращался к тамаде девушек с подобной же просьбой. Только после этого он имел право адресоваться публично непосредственно к предмету своего влечения. Прежде чем дать разрешение, тамада девушек узнавала, не присутствуют ли здесь близкие родственники девушки или же об этом заявляла сама девушка (кхузахь шена бехке стаг ву). Если же родственники присутствовали, то на время разрешенного разговора они покидали помещение. После этого молодой человек сам или через специально подобранного для этой цели товарища («маттана шераволу накъост», досл.: меткий на язык товарищ) начинал разговор. Завершался он традиционной формулировкой: «Считает ли она (обычно называется имя девушки) возможным для себя принимать ухаживание такого-то «хьешан ц1арах сакъерар т1елоций ахьа» (досл.: согласна ли ты принимать ухаживания такого-то на уровне или от имени гостя). Если девушка была согласна, она давала просимое слово или под каким-нибудь благовидным предлогом отказывала ему в этом. Следует отметить, что молодых людей, ухаживающих за данной конкретной девушкой на этой ступени, могло быть много в зависимости от ее красоты, репутации и других данных. Впрочем, и у парня первой ступени ухаживания могла быть не одна девушка.

Надо полагать, что возникла эта ступень ухаживания очень давно и связана с гостеприимством, на что намекает и само упоминание в ритуале спрашивания согласия девушки термина «гость». Традиционным воззрением, что гостя необходимо развлекать, широко пользовалась молодежь для завязывания знакомств. Дело в том, что хозяева, где гостила девушка или молодой человек, должны были устроить «синкъерам», где ей представляли местного парня, а ему — девушку из местных. Это было общепринятым правилом, если даже девушка приглашала к месту своего выезда парня («т1аьхьа кхайкхина»), ухаживания которого были на более высокой ступени.
Для того чтобы знакомство перевести на более высокий уровень, что означало и более прочную основу, парню необходимо было повторить процедуру разговора, но уже просить девушку дать согласие принимать ухаживание от имени односельчанина (юьртахочу ц1арах сакъеран дош далар). Но на этот раз девушка должна была быть более ответственной, так как принимала на себя более серьезные обязательства, и надежды молодого человека становились значительно крепче.

Так и было с нашим героем по имени Духча, который жил в давние времена в селении Урус-Мартан. Была у него девушка по имени Яхита, ухаживания за которой он добился, пройдя все этапы знакомства. Оба были красивые, молодые, статные. Как-то на «белхи» эти молодые люди познакомились и между ними сложились теплые отношения, которые постепенно переросли в большую любовь. Парень красиво ухаживал за девушкой, они часто встречались то на увеселительной молодежной вечеринке «синкъерам», то на «белхи».

Излюбленным местом у молодежи была встреча у родника и любовь, чистая как родник, была в сердцах Яхиты и Духчи, и все это видели, как он красиво и бережно ухаживал за девушкой. Так проходило время. Яхита не принимала ничьи ухаживания, была верна своему парню.

Все сельчане видели чистые, светлые отношения между молодыми людьми, знали родословную и Яхиты и Духчи и искренне желали им счастья. Наступил день свадьбы. Весело отпраздновали это торжество. В семье родилась дочь. Все это было накануне войны.

Началась Великая Отечественная война. Парней с села начали призывать на службу. Дождался своей весточки и Духча. Ушел на войну, оставив дома любящие сердца. На Курской дуге он принял геройски смерть. Это было тяжелым ударом для семьи.

Яхита после смерти мужа приняла на себя все тяготы и лишения, взвалившиеся на нее, достойно прошла свой жизненный путь. Конечно, она была молодой вдовой, к ней сватались, но верность своей первой любви, своему любимому человеку она пронесла через всю свою жизнь.

Ухажеров на втором этапе бывало гораздо меньше, чем на первом. Ухаживающий на этом этапе уже мог пригласить свою девушку к ее соседям на посиделки («чу кхайкха» «ирахь 1ан»), где молодые люди собираются в узком кругу — 4-5 человек.
Третий, завершающей этап можно считать «хан йиллар» (досл.: назначить время выхода девушки). Этот вопрос также решался на вечеринке в обстановке, аналогичной вышеописанным. Ответственность девушки здесь значительно возрастала, так как это решало ее судьбу. После этого она могла принимать ухаживания молодых людей, но никого из них не должна была допускать до высшей ступени, если жених не совершал за это время какого-нибудь дурного проступка — сквернословия, пьянства, хулиганства и пр.

Говоря об институте ухаживания у чеченцев, следует помнить, что молодой человек обычно редко затевал официальное ухаживание без предварительного выяснения отношения девушки к собственной персоне. Как правило, снохи, различного рода родственницы, соседки были широко информированы о сердечных делах молодой девушки. Через них, как правило, девушка давала знать парню, что он может перевести взаимоотношения с нею на официальный статус..
Как-бы это ни казалось парадоксальным, институт ухаживания чеченцев давал возможность именно девушке выбирать будущего супруга, и необходимость этого была остро осознана обществом. Причем данный институт существенно сужал сферу ревности молодых людей, так как девушка до замужества не могла быть объектом внимания одной личности. Ревность считалась слабостью, недостойной настоящего мужчины, а девушка (любая) — достойной поклонения. Чем большим успехом пользовалась девушка, тем большим счастьем считалось для мужчины добиться ее руки.

Видеофиксация

ВИДЕОМАТЕРИАЛ

Фотофиксация

Место бытования

Страна: Российская Федерация

Республика/область/ край/автономная область/автономный округ/город федерального значения:

Чеченская Республика

Район: Все муниципальные образования  Чеченской Республики.

Населенный пункт: Все населенные пункты Чеченской Республики.

Места компактного проживания чеченцев в РФ

Сведения о действии над/с ОНН

Тип действия: Популяризация

Целевое действие: Приобщение к народной культуре

Исполнитель действия: ГБУ “ЦНТ”. Почтовый адрес:364020, ЧР, г.Грозный, ул.Деловая 19/65, телефон 8 712 22 29 73, Директор ГБУ “ЦНТ”  Даудов Рамзан Докаевич

Тип действия: Популяризация

Целевое действие: Распространение народных традиций методом организации массового мероприятия в рамках проведения фестивалей народных культур,  обрядовых  праздников.

Наименование действия: Демонстрация в СМИ, на TV, в рамках телевизионных проектов  организаций, связанных с изучением, сохранением и возрождением традиционных культур

Метод действия: Выступления фольклорных коллективов и участников клубных формирований КДУ

Место действия: Культурно-досуговые и образовательные учреждения

Исполнитель действия: ГБУ “ЦНТ”. Почтовый адрес:364020, ЧР, г.Грозный, ул.Деловая 19/65, телефон 8 712 22 29 73,  Директор ГБУ “ЦНТ”  Даудов Рамзан Докаевич

Состояние (результат действия): Приобщение подрастающего поколения к народной культуре

Тип действия: сохранение и популяризация.

Целевое действие: Обряд  ухаживания как часть культуры  чеченского народа  являет собой один из основных элементов народных традиций, демонстрация которого на массовых межрегиональных  культурных мероприятиях будет  служить признаком развития культуры народов России.

Исполнитель действия: ГБУ “ЦНТ”. Почтовый адрес:364020, ЧР, г.Грозный, ул.Деловая 19/65, телефон 8 712 22 29 73, Директор ГБУ “ЦНТ”  Даудов Рамзан Докаевич

Принадлежность ОНН

Принадлежность: Чеченцы

Ключевые слова

Молодежь,

Село,

Семья,

Знакомство

Лицо, имеющее отношение к ОНН

Тип ответственности: Носитель

Фамилия лица: Албастова

Имя Отчество лица: Сапият

Даты: 62 года

Место работы/адрес: с. Шалажи, Урус-Мартановский район

Тип ответственности: Носитель

Фамилия лица: Мациева

Имя Отчество лица: Белита 

Даты: 75 лет

Место работы/адрес: с.Шаро-Аргун, Советский район 

Тип ответственности: Носитель

Фамилия лица : Умарова

Имя Отчество лица: Секент  

Даты: 94 года

Место работы/адрес: с. Курчалой Шалинского района

Тип ответственности: Носитель

Фамилия лица: Махаева

Имя Отчество лица: Маймунт

Даты: 65 лет

Место работы/адрес: с. Итум-Кала

Тип ответственности: Носитель

Фамилия лица: Дидиева

Имя Отчество лица: Малаш

Даты: 79 лет

Место работы/адрес: с. Майртуп Шалинского района

Тип ответственности: Носитель

Фамилия лица: Ильясова

Имя Отчество лица: Айзант

Даты: 61 год

Место работы/адрес: с. Курчалой.

Тип ответственности: Носитель

Фамилия лица: Мустапаева

Имя Отчество лица: Пату

Даты: 68 лет

Место работы/адрес: с. Курчалой

Тип ответственности: Носитель

Фамилия лица: Хасиев

Имя Отчество лица: Саид-Магомед

Тип ответственности: Исполнитель

Фамилия лица: Даудов

Имя Отчество лица: Рамзан

Дополнение к имени: Докаевич

Даты: 1955г.р.

Место работы/адрес: ГБУ  “ЦНТ”

Организация, имеющая отношение к ОНН

Тип ответственности: Министерство культуры Чеченской Республики

Название организации: ГБУ “ЦНТ”

Местонахождение: РФ,ЧР.г.Грозный, улица Деловая 19/65

Регистрация ОНН

ОНН зарегистрирован: ГБУ «ЦНТ» ЧР , Номер: CHECH025.

Полное наименование: Государственное бюджетное учреждение «Центр народного творчества»  Чеченской Республики.

Post Your Comment Here

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *