“Нохчийн хелхар” (Чеченский танец)

Наименование: Чеченский танец

Форма выражения ОНН: Исполнительские искусства-Танцевальное искусство

Язык наименования: rus.

Наименование: “Нохчийн  хелхар”.

Форма выражения ОНН: Исполнительские искусства-Танцевальное искусство

Язык наименования: chech.

Тип объекта: Исполнительские искусстваТанцевальное искусство

Краткий текст описания: “Нохчийн хелхар”-“Чеченский парный танец”- традиционное  торжество, включающее  в себя лучшие традиции и обычаи чеченского народа.

Чеченский парный танец является основным  форматом досуга молодежи. В ходе проведения этого  традиционного мероприятия  исполняются несколько задач. А именно: – способ знакомства и общения девушек и юношей;

-пример этического и  морально воспитания подрастающего поколения;

-популяризация  духовно- нравственных  ценностей чеченского   народа.

– уважение  к старшим, к гостю, гостье,  прибывшим в данный населенный пункт. 

Участниками  торжества  становятся  молодые люди, девушки, авторитетные люди  из числа старшего поколения.

“Нохчийн  хелхар”  по форме и содержанию  является  не только элементом культурного   досуга, но и должным инструментом воспитательного свойства, который учит уважительно относиться к женщине, к почитанию гостя,  друг друга.   

подробнее...

Танец является важной частью традиционной культуры любого народа. Он несет в себе особый смысл, передает характер и своеобразие того или иного этноса, которому он принадлежит. По танцу можно определить специфику социокультурных взаимоотношений в конкретном обществе. Чеченский традиционный парный танец не является исключением из этого правила. Вообще, сама форма общения между юношами и девушками, достигшими зрелого возраста (у чеченцев это 15 лет) посредством танца была призвана создать площадку для выстраивания взаимоотношений между молодыми людьми, которые в дальнейшем могли бы сочетаться браком, основанным исключительно на взаимной симпатии и любви, оставаясь при этом в строгих рамках норм чеченского этикета.

Танец в чеченском языке называется «хелхар». Многие филологи считают, что этимологически «хелхар» есть самоназвание и данное слово так и переводится – «танец». Сам хелхар чаще всего проходит в рамках другого социального института чеченцев «синкъерам» (что можно перевести как «радость души», и представляет собой собрание как молодежи, так и представителей взрослого поколения, для совместного времяпрепровождения, сопровождающегося музыкой и танцами), «ловзар» (в пер. «игра», в значении – свадьба), «белхи» (особый социальный институт взаимопомощи у чеченцев, когда на определенный вид хозяйственных, строительных или прочих работ собирались односельчане, как правило с приоритетом молодежи) или любое другое праздничное мероприятие.

Организация площадки для танцев происходит следующим образом: юноши и девушки образуют круг (реже прямоугольник), достаточно широкий для развертывания танцевального действа. Если желающих много, то круг образуют в несколько рядов. Юноши располагаются по одной стороне, девушки в другой. Расположение их зависит от того, где устраивается хелхар. Если пространства для развертывания танца было достаточно, то,  как правило, девушки располагались слева, юноши справа от входа. Что можно объяснить тем, что если на хелхар прибывал гость, то осуществить приветственное рукопожатие присутствующим мужчинам ему было проще, если они находились справа. Если же хелхар устраивался в более тесном помещении, то расположение зависело опять-таки от того, где находилась входная дверь (у чеченцев, как правило, дверь в помещение располагалась либо с левой стороны комнаты, либо с правой, но никак не посередине). Девушки выстраивались с той стороны комнаты, что была дальше от входа, а юноши со стороны, что ближе к нему. Связано это с тем, чтобы при наступлении опасности извне мужчины могли встретить ее первыми. Как,  например,  и в чеченском обычае, когда мужчина идет впереди женщины на несколько шагов, делается это не из неуважения, а наоборот с целью уберечь и защитить спутницу. Еще один важный момент в системе расположения молодежи при образовании круга для танца: если хелхар устраивался в рамках «ловзар» («ловзарг»), т.е. юноши и девушки, представляющие населенный пункт, или же приглашенные, занимали места согласно устоявшимся неписанным правилам. Во время хелхар, девушки, как правило, сидели, юноши могли и стоять и сидеть (в зависимости от мероприятия, то есть синкъерам это или ловзар). Однако, если в круг выходил танцующий более старшего возраста, гость или тамада, сидящая молодежь  должна была стоя приветствовать его и стоять пока он не завершит свой танец. Бывало, что среди всех девушек вставали одна или две девушки, потому что танцевала уважаемая близкая подруга, родственница и т.д., а также когда танцевал друг («накъост») юноши тоже вставали в знак уважения. Если на хелхар присутствовал брат девушки, то девушка не садилась, а стояла в стороне от танцевального круга. Брат, не задерживаясь долго на празднике, покидал его, дабы его сестра не чувствовала скованности («ше йиш парг1ат йит»).

Обычно в процессе организации хелхар выбирались мужской и женский «тхьамд» (тамада), которые отвечали за порядок в среде молодежи, и за то, чтобы этикетные нормы и в танце и общей структуре собравшихся не нарушались. Недостойное поведение даже одного юноши или девушки могли бросить тень на тхьамд. Они выбирались, как правило, из людей старшего поколения, к которым прислушивалась и уважала молодежь. Тхьамд располагались в противоположной стороне друг от друга. Женщина-тхьамд находилась ближе к выходу, мужчина-тхьамд в противоположном углу от нее по диагонали. После них по старшинству располагалась молодежь, таким образом, что самый младший оказывался в конце линии. Тхьамд чаще всего и начинали хелхар, однако, танец мог начать и старший юноша в собрании, разумеется, с позволения своего тамады.

Первым в круг вступает мужчина и приглашает девушку на танец. Сам ритуал приглашения на танец так же был регламентирован. Дело в том, что прилюдная демонстрация симпатии и приоритета в чеченском обществе не допускалась и была признаком дурного тона. Чтобы пригласить понравившуюся девушку, или возлюбленную, юноша должен был выждать три «бал» (бал – период в мероприятии, в который входили: 1.увещевательные речи старших, своего рода поучительные истории, 2.песнопения девушек, 3.сам хелхар). После третьего «бал» юноша мог пригласить свою избранницу на танец. До этого же танец осуществлялся в строгом порядке, танцевали по очереди, каждый юноша и девушка. Приглашение происходило следующим образом: юноша приближался к той девушке, которую желал пригласить и совершал небольшой поклон, не головой, а торсом, после чего совершал чуть более глубокий поклон в сторону женщины-тхьамд, и если она совершала ответный поклон, девушка могла принять это приглашение. В случае, когда девушка не хотела танцевать, или не могла по тем или иным причинам (например, из-за присутствия на хелхар брата, или другого родственника из числа мужчин), она должна была аккуратно отвести приглашение, или же попросить подругу выйти в круг вместо нее. Если на хелхар присутствовала пара, юноша и девушка, которые общались друг с другом и об отношениях знали все, то, когда юноша выходил в круг для танца, его избранница также поднималась со своего места. Подобное поведение было вполне приемлемым, так как взаимная симпатия этой пары была известна, и собравшиеся относились к ним с пониманием и снисхождением.

Девушка не могла смотреть юноше прямо в глаза, это считалось дурным тоном и невоспитанностью. Взгляд ее должен был быть направлен чуть в сторону от партнера. Чеченский парный танец отличается своей сдержанностью, своей эмоциональной насыщенностью и ярким контрастом мужского и женского танца. Женский танец бывает, как правило, очень плавный, очень нежный, очень лиричный. Девушка должна источать гордость и неприступность, преподнося танцем свою красоту, преисполненную достоинства, чтобы завоевать уважение и симпатию у юноши. Мужской танец был насыщенный, эмоциональный, движения мужского танца были резкими. И то, насколько парень, танцующий с девушкой, сумеет совладать со своими эмоциями, с движениями рук, ног, головы, корпуса, говорило о многих чертах характера танца. И то, насколько лирична в исполнении танца девушка, насколько пластичны ее движения, насколько она умеет вести себя в танце, как чувствуют партнеры друг друга – все это в купе отражало красоту парного танца.

Мужские и женские движения в традиционном парном танце были регламентированы. Одно из главных требований – ровная и прямая осанка обоих партнеров. Интересно, что пластика женщины в танце должна  выражаться посредством движения рук и плеч. Женской партии в танце полагалось быть преисполненной грацией и скромностью. Характер мужской партии был деликатным, но при этом чувственным, но никак не агрессивным. Экспрессия мужского танца могла вырваться лишь в короткий этап танцевального действа. Этот этап приходился, как правило, на середину парного танца, и был своеобразной кульминацией, получившей название «бохь бог1ар». В этот момент танцующий юноша вставал на носки. «Бохь бог1ар» – был публичным заявлением молодого человека, свидетельствовавшим о намерении юноши добиваться расположения этой девушки, а также демонстрацией серьезности его намерений в отношении нее.

Девушка в танце не должна была идти назад, чтобы не наступить на платье, не могла вставать лицом к лицу с юношей, она могла пройти ему на встречу и повернуться, длительный танец лицом к лицу считался вульгарным и недостойным поведением («К1антана юьхь дуьхьал йирзина халхаялар товш дац»).

В чеченском танце не допускались излишества, вроде кривляний и излишних изгибов корпуса. Все должно было выглядеть сдержанно и достойно. В случае, если молодые люди допускали себе вольности, то танцевать их больше не пускали, помимо того они получали замечания со стороны тамады и присутствующих старшего поколения, а также всеобщее осуждение. К тому же, за всё, что происходило во время танца, отвечал хозяин дома, в котором устраивался «хелхар». Мы видим, что в традиционном чеченском обществе действовала своеобразная круговая порука: каждый присутствующий отвечал не только за себя, но и за свою семью, за людей, принявших его в своем доме и за все собрание в целом.

Танец – это своего рода язык народа, только немой язык – язык пластики, язык жестов, язык движений. Очень важной частью «хелхар» был национальный костюм. Не допускались излишние пестрые цвета.  Костюм должен был быть очень строгий как мужской, так и женский.

Существенной составляющей частью танца являлось и музыкальное сопровождение, потому что танцующие должны были уметь танцевать в ритм и под определенную музыку.

Парный танец знаменателен еще и тем, что ни одна пара не танцевала так же как предыдущая, танец был сугубо индивидуальным, сакральным действом, где каждый посредством его языка (пластики и жестов) мог выразить свое внутреннее состояние. По этой причине танец нескольких пар единовременно был недопустим.

Одновременно, в рамках традиционного чеченского танцевального этикета, в круге может танцевать только одна пара. Традиционный парный танец исполняли двое, ведя своеобразный немой диалог. В это немое общение заложена огромная философия, потому что пара общалась посредством пластики, выражая свои отношения, свои эмоции, отношение друг другу. И самое важное, что язык этот был понятен, оставаясь при этом в строгих рамках, которые приличествовали поведению юноши и девушки.

Ведет в чеченском парном танце мужчина, он задает ритм. В процессе «хелхар» юноша может подвести партнершу на ту сторону танцевального круга, где стоят юноши (друзья танцующего), после чего преграждает путь девушке, выставив одну ногу вперед («ког тохар»). Это действо означает, что партнер желал бы, чтобы его спутница немного покружилась. Этот жест своего рода выражение симпатии и чувств юноши, таким образом, он как бы демонстрирует избранницу своим друзьям. Друзья же выражают танцующему поддержку громкими овациями и возгласами одобрения. Суть такого поведения следует искать в особом этическом кодексе «Доттаг1алла», где культивируется институт дружбы.

Важно отметить, что в танце юноше необходимо было соблюдать строгую дистанцию, чтобы ненароком не коснуться партнерши. В чеченской культуре, касание, даже случайное, между представителями обоих полов, не являвшимися друг другу родственниками, не допускалось. В танце же прикасаться к партнерше мужчина не имел права, даже если они были близкими родственниками друг другу.  В случае, если юноша как-то задевал девушку, или наступал на полы платья, или любым другим образом нарушал дистанцию, у окружения это могло вызвать всплеск негодования недостойным поведением неумелого танцора. Причем, негодование это могло вылиться вполне реальный конфликт, который зачастую мог закончиться кровной местью. Конфликт разворачивался сразу с несколькими сторонами. Во-первых, сама девушка и ее родственники, которые представляли оскорбленную таким поведением сторону. Во-вторых, юноша и его семья, которые несли такую же ответственность за поведение своего сына, как и сам виновный. В-третьих, хозяин дома, в котором разворачивался «хелхар» (подобный инцидент мог бросить тень и на него). В-четвертых, «тхьамда», который допустил горе-танцора в круг. В-пятых, все присутствовавшие на «хелхар» и ставшие свидетелями данного действа. Все это демонстрирует возвышенное положение женщины в чеченском обществе, которую посторонний мужчина не мог ни коснуться, ни заговорить с ней в неподобающем тоне, ни взглянуть недостойным взглядом. Ибо на защите чести и достоинства чеченки стояли вековые традиции и все сообщество в целом.

Покидала танцевальный круг первой именно девушка. Причем если юноша первым остановит танец, то это будет расценено как неуважение к партнерше, а возможно и ко всем присутствующим, так как данный поступок пример неприемлемого поведения со стороны юноши. В длительности танца также приветствовалась мера, хотя случалось, что иногда друзья подговаривали девушку, чтобы она не выходила из круга, это сопровождалось выкриками «д1а ма яла» (не уходи), «г1елвелахь и» (чтобы он устал, выдохся) и т.д. Всё это носило шуточный характер, и не должно было переходить границы (рамки) дозволенного. Девушка имеет право покинуть круг для танца, когда пожелает, связано это с глубоким уважением, с коим чеченцы относились к женщине и ее выбору. Однако было важно соблюдать норму и в этом. Если девушка покидала круг слишком скоро, то могла этим нанести обиду юноше, если же она танцевала слишком долго, то это так же считалось дурным тоном. В среднем нормой было провести в танце 3-4 круга, после чего девушка благодарила партнера за танец, прежде чем покинуть круг, поворачиваясь к нему лицом и хлопая ему (это не было овацией в принятом смысле слова, девушка несколько раз смыкала ладони, скромно и деликатно) и покидала площадку. Юноша так же отвечал на ее благодарность легким поклоном. В некоторых случаях, юноша мог преградить дорогу партнерше, собирающейся покинуть круг, но опять-таки выбор – продолжить танец или завершить его – оставался за девушкой. Если решение завершить танец было окончательным, то девушка выходила из круга, юноша благодарил ее за танец, прикладывая ладонь правой руки к своему сердцу и слегка кланяясь, демонстрируя уважение к ее решению.

Девушка, покидая танцевальный круг, не садилась сразу на свое место, она оставалась стоять, позволяя юноше станцевать последний круг, выказывая тем самым уважение партнеру, и только после того, как он возвращался на свое место, она садилась на свое.

Важно отметить, что пока танцующая пара не закончит свой танец, музыкальное сопровождение и все внимание было сосредоточено на танцующих, танец не останавливали, даже если на «синкъерам» или «ловзар» прибывал гость, вне зависимости от его статуса, будь он бедный или богатый. Лишь по завершении парой своего танца объявляли о госте, так как прерывать пару во время танца считалось неуважительным.

Многие исследователи признают глубокую архаичность чеченской танцевальной культуры. Археологические находки, сделанные на территории Чечни, дают нам некоторое представление об элементах, входивших в структуру ритуального танца чеченцев. К таким находкам относятся бронзовые статуэтки языческого культа, датирующиеся третьим тысячелетием до нашей эры, стилизованные изображения людей на каменных постройках древности. Кобанская культура оставила нам сделанные из металла изваяния мужских фигур, стоящих на носках.

Важно отметить особую символику в чеченской танцевальной культуре, связанную с формой круга. Чеченский танец своим рисунком и пластикой демонстрирует неразрывную связь с солярным культом. Соответствующая символика была обнаружена в керамическом декорировании кобанской и аланской культур, а также в петроглифических надписях средневековой эпохи.

Ритуальность чеченского парного танца исследователи связывают с культом солнца. В частности, судить об этом можно исходя из мифологического предания «О возникновении солнца, луны и звезд». Этот миф повествует о кузнеце, славившимся своим мастерством, решившим жениться и определившимся с невестой, которой была прекрасная девушка. Он отправляет сватов к своей избраннице, не подозревая о том, что она является его сестрой. Девушка отвечает отказом на предложение кузнеца, после чего, прихватив золотую головешку, кузнец сам решает отправиться к ней. Узнав о его приближении, девушка убегает. Юноша бросается в погоню за ней, и оба они погибают. Головешка рассыпает искры, которые затем превращаются в звезды, от погибших брата и сестры остаются лишь сияние и сама головешка, которые впоследствии и становятся солнцем и луной. Они по сей день продолжают некий бег, где солнце так и не может догнать луну.

Разворачивание действа в танцевальном кругу и есть своеобразный символ движения солнца за луной, где солнце – это мужчина, а луна – женщина.

Отражение солярной символики можно найти в рисунках поясных пряжек, датирующихся 6-5 вв. до н.э. Изломанные линии здесь символизируют землю и море, крылатые диски по сторонам – фазы солнца в момент восхода и заката, диск в центре, с максимально поднятыми крыльями изображает солнце в момент своего зенита. Руки мужчины, разведенные в танце, крестообразно, в разные стороны, символизировали солнечные фазы восхода и заката. Положение, когда одна рука мужчины, сжатая в кулак, прижата к груди с отведенным в сторону локтем, а другая все так же выпрямлена и направлена в сторону, есть иллюстрация движения солнечного диска по небосводу. Стояние на носках, с запрокинутыми высоко над головой руками – иллюстрация солнечного зенита. Был еще один элемент в исполнении мужского танца – это обхват талии партнерши, без касания к ней самой, некоторые исследователи считают это символичным изображением лунного затмения. Отметим, что данный элемент в танце выполнялся крайне редко, так как был риск случайно коснуться партнерши. На этот риск шли лишь самые искусные танцоры, уверенные в своей ловкости и точности.

Танец разворачивается по кругу, движение обоих танцующих начинается с противоположных сторон, постепенно по мере развития танца партнеры, двигаясь против часовой стрелки, постепенно приближаются друг к другу. Кульминация танца начинается в момент их наибольшего сближения в центре танцевального круга [Библиография, 4].

Символика чеченского парного танца дает богатую пищу для размышлений и широкое поле для научного исследования. Здесь стоит отметить точку зрения на традиционный чеченский парный танец, которую приводит этнолог Хасиев С-М. Хасиев полагает, что «хелхар» изначально был сугубо ритуальным действом, проистекавшем из глубинной связи с мифологией. Автор связывает чеченский парный танец с символикой лабиринта и преданием о древнегреческом герое – Тесее.

Как ритуальное действо, «хелхар» имеет свой жестко оформленный рисунок, который напоминает лабиринт [Библиография, 3].

После победы над минотавром, спасенные юноши и девушки, во главе с Тесеем и Ариадной, отправились на своем корабле домой в Афины. На обратном пути они сделали остановку в священном центре для всей Греции – острове Делос. Делос славился многими храмами и святилищами. Спасенные посетили храм Левого Рога, войти в который могли лишь посвященные, к числу которых относились Тесей и Ариадна, сопровождавшие их 7 юношей и 7 девушек являли собой свиту. Ритуальный танец был совершен Тесеем и Ариадной именно в этом храме, свита же, оставшаяся за стенами, коллективно совершала ритуальные танцы снаружи (здесь мы видим отсылку к традиции, которая предусматривает строгий регламент парного танца, по которому в кругу может танцевать только одна пара, и пока они танцуют, прочие не имеют права входить в круг).

Как уже отмечалось, в чеченском парном танце юноши и девушки располагаются лицом друг к другу, образуя круг или прямоугольник. Свой танец девушка и юноша начинают от своего тамады, даже если они стоят в конце линии, они должны подойти каждый к своему «тамаде» и от него начать танцевальное действо. Садятся оба «тамады» в противоположных углах по диагонали, следовательно, партнеры, начиная «хелхар»,  находятся в прямой диагонали друг к другу, подобно стрелке компаса. За весь танец партнеры не оказываются под углом в отношении положения друг к другу. Диагональ строго соблюдается. Движение идет по кругу. Постепенно расстояние между танцующими сужается, пока они не встречаются в центре танцевального круга. В этот прямоугольник, по мнению Хасиева, и вписан лабиринт.

Сюжет танца имеет следующие составные части:

  1. Разыгрывается тема лабиринта и нити.
  2. Сам танец, движение по кругу, со строгим соблюдением прямой диагонали.
  3. Окончание танца.

Первая часть — это вхождение Тесея в лабиринт Минотавра. Траектория, описываемая партнерами в танцевальном кругу, напоминает спираль. Движения юноши и девушки пластичны и размерены, руки не подняты до тех пор, пока они не встретятся в центре этого лабиринта. Встречаясь в лабиринте, партнеры не сталкиваются лицом к лицу, а становятся боком, левыми плечами друг к другу. Затем юноша: «поворачивается на 180 градусов левым плечом вперед, встает на носки и вытягивает правую руку по туловищу вертикально вверх. Девушка в это время делает полукруг правым плечом вперед вокруг юноши, который, стоя на носках с вытянутой вверх рукой, поворачивается за ней на 180 градусов. С этого момента и начинается разворачивание лабиринта, только в обратную сторону» [Библиография, 3]. Девушка следует по спиралевидной траектории мужчины, а он двигается по ее предыдущей траектории. Таким образом после того как лабиринт развернут, каждый из них заканчивает свой танец в той точке с которой партнер его начал.

Многие исследователи отмечают, что символ лабиринта – один из самых распространенных в чеченской культуре. Его можно встретить на керамических изделиях кобанцев, и т.д. Как полагают ученые, важное смысловое наполнение этого символа – есть очищение человека посредством обряда инициаций. Они же отмечают, что танец, напоминавшей своей символикой структуру лабиринта, мог исполняться молодыми людьми в качестве инициации, то есть обряда вступления во взрослую жизнь.

Место бытования

Страна: Российская Федерация.

Республика/область/ край/автономная область/автономный округ/город федерального значения  :

Чеченская Республика.

Район: Все муниципальные образования  Чеченской Республики.

Населенный пункт: Населенные пункты Чеченской Республики.

Сведения о действии над/с ОНН

Тип действия: Популяризация

Целевое действие: Приобщение к народной культуре.

Исполнитель действия: ГБУ “ЦНТ”. Почтовый адрес:364020, ЧР, г.Грозный, ул.Деловая 19/65, телефон 8 712 22 29 73, методист информационно – аналитического отела Хачароева Русалина Магомедовна.

Тип действия: Популяризация.

Целевое действие: Методом организации традиционных мероприятий.

Наименование действия: Демонстрация в СМИ, на TV, в рамках телевизионного проекта.

Метод действия: Выступления коллективов.

Место действия: Концертные площадки, этнографические музеи.

Исполнитель действия: ГБУ “ЦНТ”. Почтовый адрес:364020, ЧР, г.Грозный, ул.Деловая 19/65, телефон 8 712 22 29 73, методист информационно – аналитического отела Хачароева Русалина Магомедовна.

Состояние (результат действия): Приобщение подрастающего поколения к лучшим образцам народной культуры.

Тип действия: Возрождение, сохранение и популяризация.

Целевое действие: Собранный, при помощи старшего поколения, а также знатоков традиций,  материал представляет собой базу для дальнейшей организационной работы по возрождению, сохранению и развитию традиций.

Реализация мероприятия в художественной форме способствует обогащению культурной составляющей этноса, являющегося частью многонационального народа России.

Исполнитель действия: ГБУ “ЦНТ”. Почтовый адрес:364020, ЧР, г.Грозный, ул.Деловая 19/65, телефон 8 712 22 29 73, методист информационно – аналитического отела Хачароева Русалина Магомедовна.

Принадлежность ОНН

Принадлежность: Чеченская традиционный танец.

Ключевые слова

Ключевое слово: 

Танец,

Молодёжь,

Хелхар,

Традиция.

Лицо, имеющее отношение к ОНН

Тип ответственности: Носитель.

Фамилия лица: Эльдиев.

Имя Отчество лица: Ади Асуевич.

Дополнение к имени: Знаток чеченских традиций и участник традиционных мероприятий.

Даты: 1949г

Место работы/адрес: репетитор по балету ГАУ «Государственный детский ансамбль песни и танца «Даймохк» им. М. А. Эсамбаева», ветеран ансамбля «Вайнах

Тип ответственности: Носитель.

Фамилия лица: Коева.

Имя Отчество лица: Малика Мухадиновна.

Даты: 1970г

Место работы/адрес: методист отдела художественного творчества ГБУ «Центр народного творчества», ветеран ансамбля «Вайнах»,

Тип ответственности: Носитель

Фамилия лица: Мажидов

Имя Отчество лица: Аднан Хамидович.

Дополнение к имени: Знаток чеченских традиций и участник традиционных мероприятий.

Даты: 1956г

Место работы/адрес: художественный руководитель «Чеченский государственный ансамбль танца «Вайнах» кавалер ордена Кадырова», ветеран ансамбля «Вайнах»

Тип ответственности: Носитель

Фамилия лица: .Джабраилов

Имя Отчество лица: Султан Амарбекович

Дополнение к имени: Участник традиционных мероприятий.

Даты: 1953

Место работы/адрес: председатель профсоюза ГАУ «Государственный ансамбль песни и танца «Башлам» им. Х. Алиева», ветеран ансамбля «Вайнах»

Тип ответственности: Носитель

Фамилия лица: Насугаев

Имя Отчество лица: Магомед Соломханович

Даты: 1955г

Место работы/адрес: старший администратор ГАУ «Государственный ансамбль песни и танца «Башлам» им. Х. Алиева»

Тип ответственности: Носитель

Фамилия лица: Мунаев.

Имя Отчество лица: Исмаил Булачевич

Даты: 1949г

Место работы/адрес: кандидат филологических наук, заведующий сектором фольклора и литературы института гуманитарных исследований чеченской академии наук

Тип ответственности: Исполнитель

Фамилия лица: Хачароева

Имя Отчество лица: Русалина Магомедовна

Дополнение к имени: Методист информационно – аналитического отдела  ГБУ “ЦНТ” 

Даты: 2017г.

Место работы/адрес: ГБУ “ЦНТ” 

Организация, имеющая отношение к ОНН

Тип ответственности: Министерство культуры Чеченской Республики

Название организации: ГБУ “ЦНТ”

Местонахождение: РФ, ЧР. г. Грозный, улица Деловая 19/65

Источники информации об ОНН

Классификатор ссылок: Литература

Наименование содержания ссылки: 

  1. Алироев И.Ю. Язык, история и культура вайнахов. Грозный, 1990.
  2. Ахмадов М. Чеченская традиционная культура и этика. Грозный, 2006
  3. Ильясов Л. Культура чеченского народа. М., 2009.
  4. Музакаев Д. А. Чеченская культура: от традиционности к современности» – Элиста: ЗАОр «НПП «Джангар»», 2014.
  5. Мунаев И. «Нохчийн фольклор». Грозный, 2016.
  6. Хазбулатова З.И. Вайнахский этикет (традиционные нормы поведения и формы общения у вайнахов Х1Х-ХХвв.). В кн.: Культура Чечни. История и современные проблемы. М.: 2002;

Хасиев С-М. «Нохчийн гIиллакхех». Грозный, 2017..

Видеофиксация

ВИДЕОМАТЕРИАЛ

Регистрация ОНН

Наименование организации: ГБУ  “Центр народного творчества”

Полное наименование: Государственное бюджетное учреждение «Центр народного творчества»  Чеченской Республики.

Адрес организации: 364020,ЧР, Грозный, ул. Деловая 19/65

ОНН зарегистрирован: ГБУ «ЦНТ» ЧР , Номер: CHECH017.

Post Your Comment Here

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *