“Масла1ат” (Обряд примирения)

Наименование: «Масла1ат»

Язык наименования: rus

Сведения, относящиеся к наименованию: Маслаат в переводе с чеченского означает  «Примирение».

Наименование: Примирение.

Язык наименования: rus

Тип объекта: Празднично-обрядовая культура – Обряды.

«Маслаат»- это традиционный социально-общественный институт примирения. Нормы права, процедуры, символические обряды которого базируются на чеченских адатах, этнических сакральных ценностях морали и менталитете народа и правовых нормах шариата. Установление мира между кровниками или поссорившимися членами общины, а также примирение чеченцев-соседей, примирение соседей разных национальностей – это распространённая практика на Северном Кавказе, особенно у чеченцев. Механизм этого института примирения у чеченцев сложен, а потому принимать участие в Маслаат могут лишь очень опытные, образованные в исламских науках, а также знакомые с адатами и морально-этическим кодексом чеченцев люди.

Подробнее...

В зависимости от источников нормы права адата, морали, сакральных ценностей и шариата – маслаат бытовал в жизни в трех формах: маслаат на основе норм адата, морали и сакральных ценностей; маслаат на основе шариата; маслаат на основе всех трех норм права

Таким образом, маслаат существовал в трех организационно-правовых формах: маслаат по адату, маслаат по шариату, смешанный маслаат (общий) маслаат.

Выбор вида маслаата зависел от предмета спора, конфликта, содержания и последствия содеянного и желания субъекта (истца и ответчика).

Маслаат – это не только общественный институт примирения одних лишь чеченцев и способов улаживания конфликтов среди них, но и   подлинно-гуманная универсальная правовая форма миротворчества не только  в пределах Чечни, но и за  её  пределами. Сам не зная того, это хорошо подметил и засвидетельствовал А.И. Солженицын в «Архипелаге ГУЛАГ»(изданном в Москве – 1991 г. издательством ИНКОМ, Том-7, стр. 368-371).

Описывая в нем репрессированные народы, автор приводит эпизод безразличного отношения советских властей к участию чеченского народа  и его единичных представителей: ученика 9 класса  Хугаева Абдулы, его престарелой матери и дяди.

Старший брат Абдулы, в пьяном угаре убив чеченку, во избежание кровной мести родственников убитой явился с повинной в МВД и спрятался в тюрьме. Оставшимся на воле, одному из трех, а то и двум родственникам убийцы, угрожала кровная месть. Понимая их невинность, родственники убитой обратились к властям с просьбой: выдать им убийцу или по суду расстрелять его. «тогда обещали они, кровная месть с Худаевых снимается. Нельзя было придумать более рассудительного компромисса» (А.И.С.) власти   не сделали ни первое, ни второе. Резюмируя эти события начала 1950-х годов в Кок-Тереке Джамбульской области  А.И. Солженицын пишет: «и все-таки какое-то веяние XX-века коснулось не МВД, незачерствелых старых чеченских сердец! Они все-таки не велели мстителям –мстить! Они послали телеграмму в Алма-Ату. Оттуда спешно приехали еще какие-то старики, самые уважаемые во всем народе. Собрали совет старейшин  (то есть маслаат).

Старшего Худаева прокляли и приговорили к смерти, где б на земле он не встретился чеченскому ножу. Остальных  Худаевых вызвали и сказали: «ходите, Вас не тронут». В данном случае сработал один из принципов маслаата – верасал (да х1оттар) – заступничество общественности за Худаевых, родственный клан которых в силу определенных причин на всех уровнях родственных социумов остался без лидера. Эту роль в описанном Солженицыным случае взял на себя один из членов маслаата. Другие нации и народности,  живущие вокруг Чечни, в этом обрядовом процессе примирения Маслаат, в качестве посредников старались подключить  и подключали чеченских старейшин, участников Маслаат, так как считалось, что именно  чеченцы красноречивы,  отменные знатоки законов шариата и  мастера слова в решении сложных вопросов. Диалог между представителями враждующих сторон проходил на чеченском языке, для этого нации и народности вокруг Чечни овладевали чеченским бытовым языком, особенно участники «Маслаат». Так же чеченцы тоже осваивали кумыкский язык, чтобы лучше изъясняться при решении сложных конфликтных ситуаций особенно при разрешении конфликтов со смертным исходом. В Маслаат есть определённые нормы этикета, которых нужно придерживаться обязательно. Членами группы «Маслаат» могли быть только  справедливые, известные уважаемые в  своём селе и в округе  опытные старейшины, которые неоднократно разрешали подобные споры в своём селе. Если же Маслаат-группа не могла разрешить тот или вопрос самостоятельно, то в помощь приглашались  участники маслаат-групп с соседних сёл. Если же и эта маслаат-группа не могла уладить конфликт, то конфликтующие стороны вынуждены обратиться в Мехк-кхел (Совет, судьи, старейшины региона, края, области). В Чечне в далёкие времена было специально отведённое место заседания этого  Совета в с. Центарой. Вместо стульев использовались большие камни в виде стульев, расставленные вокруг, а для председателя Совета (Суда) выделялось специальное место во главе, более возвышенное в круге. Такие  действующие Советы были в каждом  районе: в Итум-Калинском, Галанчожском,  Шатойском и. т.д. Верховный  же совет-суд, маслаат-группа, находилась в селении МIаьста Веденского района. Участники Верховного Совета владели несколькими бытовыми языками народов Северного Кавказа, например  кумыкским, были красноречивы, справедливы, наизусть знали все нормы морально-этического кодекса  чеченцев, правовые нормы шариата, адаты. Решение Верховного Совета старейшин, маслаат-группы считалось окончательным и выполнялось безукоризненно. При разрешении того или иного вопроса в том или ином населённом пункте, старший из маслаат-группы для достоверной убедительности сторон приводил подробные примеры, как аналогичный  конфликт, спор, разрешался на маслаат в других районах: Итум-кале, Центарое и.т.д. В своё время Имам Шамиль говорил: « –  Я знаю четыре языка, на  арабском языке я говорю, когда читаю проповеди, приводя аяты с Корана. Когда говорю о войне, обучаю военной стратегии, говорю на дагестанском языке. Разговаривая с женщинами о любви, о женитьбе, свадьбе я говорю на кумыкском языке, потому что он мягкий и нежный. А вот на чеченском языке я говорю  при примирении конфликтующих сторон, маслаате, потому что он красив, сладок и приятен, при разрешении спорных конфликтных ситуаций».

Принципиальной основой любого маслаат, была доброжелательная встреча за столом переговоров самих субъектов конфликта или уполномоченными ими их представителей, сам дух маслаата, этимология данного понятия предполагала и даже предопределяла обязательное примирение конфликтующих сторон, независимо от его вердикта.

Обе конфликтующие стороны при маслаат делали взаимные уступки. Одна сторона больше, а другая сторона меньше или равные.

Перед началом процесса маслаат конфликтующие стороны определяли вид маслаат, по правовым нормам которого будут обговариваться спорные вопросы, состоявшееся событие, уголовно наказуемое преступление или любое иное деяние, ущемлявшее свободу, право, честь, достоинство личности.

До начала процесса маслаат конфликтующие стороны выбирали по одному представителю, которых уполномочивали представлять их интересы в ходе маслаат.

Уполномоченные представители сторон маслаат в профессиональном и морально – нравственном отношении должны были иметь нормальную и здоровую дикцию, владеть умениями и навыками хорошо, убедительно и образно говорить как с одним человеком, так и с публикой на родном чеченском языке. Условия примирения и разрешения  конфликтов в маслаат были строго структурированы:

а) это быстрый своевременный и точный диагноз причин конфликта.

б)  это обоюдная заинтересованность в преодолении противоречий на основе взаимного признания интересов каждой из сторон,

в) совместный поиск путей преодоления конфликта методом прямого диалога со сторонами через посредника,

г) привлечение к переговорному процессу непререкаемого авторитетного человека,  против упирающейся стороны.

На заключительной стадии предпринимаются  шаги по окончательному устранению противоречий интересов, целей, установок противоборствующих сторон, ликвидируется социально-психологическая напряженность. Поскольку конфликты в жизни у людей неизбежны, то и люди, занимающиеся маслаат, учились управлять ими, стремились к тому, чтобы они приводили к наименьшим издержкам для общества и участвующих в них личностей. И наконец – это  правовое самообслуживание народа, характерная черта чеченской национальной правовой культуры и его подсистемы – маслаат. Маслаат – не только социальный институт примирения и милосердия, но и один из сильнейших факторов народного воспитания и просвещения.

В основном острая необходимость  вмешательства в конфликтную ситуация  масслат-группы,  проявляется при  конфликтах  со смертным  исходом. Будь это ДТП, или убийство в драке. Конечно же, бывают и бытовые ссоры, где необходимо вмешаться маслаат-группе, конфликт  по разграничению межи и.т.д. Если произошел спор, скажем, по разграничению межи без драки и оскорблений, то такой спор разрешался среднестатистическим способом с обоюдного согласия сторон. Суть, которой заключалось в том, что оспариваемая межевая полоса земли  делилась пополам между сторонами.

Если же одна из сторон отстаивала свою точку зрения, то в маслаат было предусмотрено (маслаат ден бакъо) право маслаатиста, которое на нынешнем юридическом сленге означает: юридический прецедент, то есть решение по конкретному делу, закрепляющее то, что складывалось и сложилось в результате длительной практике обществе.

Для осуществления процесса примирения  обе конфликтующие стороны для представления своих интересов избирали по одному человеку. На заседание избранных представителей маслаат могли присутствовать люди обеих сторон без права голоса.

Представители во всеуслышание на заседании говорили лишь назидательное для обеих сторон, а то, что будет раздражать присутствующих или накалять обстановку они умалчивали и говорили об этом, удалившись в другую комнату, один на  один. Вынесенный приговор максимально учитывал интересы обеих сторон, насколько это позволяли каноны и статьи чеченского обычного права и шариата.

Примирение происходило в зависимости от причиненного вреда здоровью,  морального зла и равнозначной их компенсации, и доплаты стоимости содеянного, так как любое преступное деяние или иные действия, не укладывающиеся в национальную мораль и нравственность, не только карались, но и имели свою  установленную цену, которую выплачивал прямо или косвенно виновный.

  1. Для некоторой ссоры, конфликта или драки достаточно было взаимное извинение и рукопожатие провинившихся сторон в присутствии маслаатиста – миротворца.
  2. В другом случае, например, если кто попался на краже, он обязан был вернуть украденное, а если это невозможно, то сопоставимую цену украденного

3.Если  же кража была совершена, пробравшись на территорию усадьбы, то вор, после восстановления украденного, обязан был по количеству своих стопов от ворот до украденного объекта и обратно к воротам, уплатить равное им количество коров. Такова была цена за осквернение и оскорбление жилья.

  1. Мародерство над любым трупом оценивалось в десять коров, а порой каралось и кровной местью.

5.Маслаат, не только социальный институт примирения и милосердия, но и один из сильнейших факторов народного воспитания и просвещения.

Ритуал примирения кровников особый. Участникам маслаат-группы приходится не один месяц, не один год вести переговоры со сторонами, чтобы простили кровника и дали ему свободу жить. После того как всё детали примирения маслаат- группой со сторонами обговорены, сторона виновников приходит к специально отведённому для подобных ритуалов месту примирения на окраине села, с огромным количеством  родственников, соседей, родственников по тейпу, роду, и просто односельчан, привозя с собой  заранее обговоренный выкуп, пожертвования. Вторая, прощающая сторона собирается не меньше виновной стороны, и ждут  прихода виноватой стороны, привода кровника. Примерно с расстояния 50-100 метров,  все до единого со стороны виновника  подходят  к другой стороне  с опушенными головами, виноватым выражением лиц, ( а в былые времена проходили этот промежуток, это расстояние  пластунским шагом, на четвереньках, глубоко до земли наклонившись вперёд, не поднимая глаз, кроме одного человека, того  члена  маслаат-группы кто будет вести речь, держать слово перед пострадавшей стороной.)  А самого виновного в смерти  другого человека привозили  на носилках, завёрнутого в саван, небритого, обросшего, истощённого от моральных мучений за содеянное зло, носилки ставили  посередине сторон, как бы говоря: – Вот он, виновник вашей невосполнимой утраты, вашей беды. В ваших руках теперь его судьба, вам решать, казнить его или помиловать. Ныне приводят  кровника не на носилках, а пешим ходом, облачённого в  большой плащ с накинутым на голову капюшоном, так, что  б ни его лица, ни взгляда не было видно пострадавшей стороне до его прощения. После слов прощения   со стороны пострадавшей стороны, его с сопровождением своих, проводят сквозь строй родственников умершего, обнимаясь с каждым, в знак подтверждения того что он  и его род прощён на всю жизнь перед Всевышним Аллахом и перед людьми. За последние несколько лет, благодаря этому миротворческому институту «Маслаат» во главе с председателем духовного управления федерального округа Кадырова Х-А….и созданной им маслаат-группе, благодаря инициативе и непосредственного участия главы Ч.Р Кадырова Рамзана Ахматовича,  в республике примирено и разрешено 448 конфликтов,   кровной мести в том числе, сроком давности от 5-10 до 107 лет.

В одном предгорном селении  1967 году  произошло непреднамеренное убийство. Погибший Муса и его убийца Ризван были неразлучными друзьями,  хотя  не из  одного тейпа.  Отца убийцы звали Увайс, а отца погибшего – Эмин. Сразу после убийства сельский мулла Абдурахман расставил сельчан для охранения усадеб  родственников убийцы и поручил некоторым из них вести наблюдение за родственниками  убитого для предотвращения возможности мести. После этого Абдурахман идет во двор к Эммину – отцу убитого, выразить соболезнование и помочь Эммину и его родственникам в организации завтрашних похорон Муссы. В тот же день, к вечеру, во двор к Увайсу, где собрались все его родственники  и большое количество сельчан, каждый из которых считал своим долгом выразить сочувствие и поддержку, приходить от Эмина вестовой с объявлением кровной мести.   Да пусть Всевышний Аллах  пошлет вам терпения и мира. На меня возложена тяжелая миссия,- объявляет он,- я принес вам плохую весть, Эмин и его родичи  уполномочили меня, передать, что объявляют вам кровную месть. И еще меня просили передать: дабы не осквернить память погибшего, вы не должны показываться им на глаза. Никаких посредников с целью примирения не присылать». На что Увайс – отец убийцы ответил: « Передай Эмину, что мы хорошо поняли его слова, думаю, у нас хватит мужества принять достойно и мир, и войну. Но как говорили наши предки, плохой мир лучше хорошей войны, поэтому мы просим еще раз подумать, прежде чем утвердиться в таком решении. За нами стоят люди мы не вправе принимать поспешных решений. Его сын пал от руки моего сына по воле Аллаха, это роковая случайность в этом мы готовы поклясться на священной книге. « Я все хорошо понял, в точности передам твои слова, как могу, постараюсь  убедить их отказаться от своих намерений»,- сказав это, вестовой уходит. Ризван, слышавший диалог вестового и своего отца в доме, выйдя на крыльцо к родственникам, обращается к ним с такими словами: « Аллах свидетель, я не хотел этого. Прошу меня правильно понять, вы не должны подвергать свою жизнь опасности. Виновник – один я, он погиб от моей руки. И поэтому прошу Вас разрешить мне одному, без оружия, пойти и предстать перед глазами его родителей и братьев, этим я докажу, что не искал вражды, и пусть Аллах нас рассудит. Если мне суждено умереть от их руки, то пусть моя смерть примирит вас». – Сынок – сказал сочувственно Увайс,- мы все и весь мир знает, что Муса погиб по воле Аллаха, ибо  только он один властен над нами, нелегкая выпала тебе доля, мы все это понимаем. Видимо, так уж было записано в книге судеб, он должен был умереть от твоей руки. Но, к сожалению, адат- это закон наших предков. Одна из его заповедей гласит: кровь за кровь,- мы не можем допустить дальнейшего кровопролития. Именно поэтому мы будем использовать все средства для примирения, обратимся за поддержкой к людям. Думаю, Аллах сжалиться над нами и не оставить своей милостью. Я понимаю твои намерения, какие у тебя думы, в данный момент мы одна семья, один род, и все как один должны стать на защиту нашей правды». На второй день с похорон Мусы (погибший) люди идут во двор Увайса и выражают ему свое сочувствие по поводу постигшего их несчастья. Всем им  в ответ Увайс говорил: «Спасибо Вам за участие, Аллах вас отблагодарить. Клянусь всемогущим  Аллахом, я предпочел бы, чтобы мой сын сегодня был погребен вместо сына Эмина». Абдурахман, мулла данного селения, славиться на всю округу своим красноречием и мужеством, пользовался среди людей заслуженным авторитетом своими добрыми и богоугодными делами. Он, выражая соболезнование, сказал Увайсу мрачным тоном: « Мир этому дому, пошли Аллах вам спокойствие и терпение». После этого, отозвав Увайса в сторонку, обратился к нему с такими словами: «Настоящий Мужчина не должен терять трезвость ума даже в самый тяжелый момент в своей жизни, потеря ума означает потерю рассудительности, а потеря рассудительности означает потерю мужества и присутствия духа. Прошу меня правильно понять. Мы все на этом свете всего лишь мелкие песчинки: нашими судьбами и жизнями управляет создатель наших душ,  всего земного и не земного, мы творение рук его. И мы не вправе роптать, а тем более осуждать его волю. На тебя, да и на нас всех выпало очень тяжелое испытание, мы не вправе оставаться в стороне, от твоего горя, потому, что мы люди, потому что мы мусульмане. Но должен  тебя огорчить,  пока все мои просьбы и мольбы вернутся к разуму, ни чему не привели, Эмин не приклонен. Я велел всем сельчанам нести охрану  вашего дома, стать прочной стеной между вами, мы не допустим кровопролития, а там что Аллах даст!

– «Я уверен, что вы сделаете все, что в ваших силах» – сказал  Увайс Абдурахману, выражая свою благодарность.

– «Сегодня утром я узнал, – продолжил разговор Абдурахман, – что в соседнем селе гостит Саид – Магомед, я уже отправил к  нему  гонцов, уверен, он немедленно выедет, авторитет и праведные дела этого человека известны всей Чечне. Думаю,  он сможет помочь нам, во всяком случае, будем надеяться, что, благодаря его посредничеству всё разрешиться с миром». На третий день трагедии и на второй день похорон Мусы в село прибывает Саид-Магомед. Он, несомненно, располагает точной информацией, о случившемся. Сам, направляясь к Увайсу, проинструктированную группу поддержки для реализации своей цели максимум (помилование убийцы) и минимум (освобождение от кровной мести всех родственников кроме убийцы), он направляет на поминки (тезет) к Эммину. Прибыв послеполуденного намаза с Абдурахманом во двор Увайса, где заранее собрался подготовленный народ к церемонии прощения пролитой крови или освобождение родственников кроме убийцы, от кровной мести, поминальной молитвы по безвременно погибшему Мусе и обычной этикетной формы приветствия друг друга. Саид- Магомед, обращаясь ко всем говорит:  « – Вчера ночью я узнал о вашем горе и счел своим долгом принять посильное участие в вашем деле.

– Аллах воздаст вам за труды ваши, – сказал Увайс, обращаясь ко всем, кто присутствовал там.

– Прежде чем мы пойдем к ним, я бы хотел знать все подробности случившегося – обратился Саид-Магомед к Увайсу и, сделав паузу, добавил: « – Позовите виновника этого несчастья, я должен знать всю правду». Расступившись, окружающие его люди пропустили к нему Ризвана. Он подошел  неуверенными шагами и, не поднимая глаз, сдержанно приветствовал его.  « – Живи долго», – ответил на его приветствие Саид-Магомед и продолжил: « – Скажи мне правду сынок, не утаивай ничего, если это положить  на суд шариата и адата, все должно быть истиной, волей или неволей, кровь пролита и пролита твоей рукою. Прежде чем предстать перед родственниками погибшего, я должен знать правду. Случившееся мы не в силах исправить, божья воля свершилась, но предотвратить  вражду – наш долг. « – Уважаемый Саид- Магомед, мне очень трудно говорить, – сказав это, Ризван  замолчал. « – Успокойся, сынок», – по – отцовски нежно поддержал его Саид-Магомед, стараясь вернуть ему самообладание. Ризван продолжил:  « – Вчера утром Муса зашел ко мне, накануне мы договаривались пойти к реке и встретиться с его девушкой. Выйдя из дома, мы направились  по тропинке к месту свидания. Неожиданно нас окликнули. Это был Хамзат из соседнего села. Поздоровавшись с нами не совсем вежливо, он грубо спросил, куда мы намерены идти. Когда я сказал, что просто прогуливаемся, чтобы не ставить Мусу в неловкое положение. Он предложил подыскать для этого другое место. «Это место для свиданий»,- сказал, Хамзат презрительно, усмехнувшись. « – А может, мы и идем на свидание»,- ответил ему Муса тем же тоном». « – Но только не с той, с кем хотели бы»,- прервал он его, грубо и вызывающе посмотрев в упор на Мусу. Стараясь не накалять ситуацию, я сказал как можно вежливее: «Слушай, Хамзат, вижу, ты сегодня настроен с кем-то  повздорить,» .   « – А я всегда настроен, повздорить с такими людьми как вы», – перебил он меня, умышленно давая понять свое пренебрежение к нам. У меня было нехорошее предчувствие, и поэтому я постарался уклониться от ссоры с ним, но у меня ничего не получилось, – чем больше мы уступали, тем сильнее он распалялся. И тут вмешался Муса. «Слушай, я думаю, ты пьян и поэтому не хотел воспринимать твои наглые слова как оскорбления, а ты, я вижу, большой дурак, если думаешь заставить нас отказаться от своих намерений». Видимо, он только ждал этого. « Проглоти свой язык!- накинулся он бранью на Мусу,- иначе я сниму с тебя штаны, тогда, действительно будешь красавцем плюс к тому, какой ты есть». Муса в ярости  бросился на него. Хамзат был сильнее, ударом  кулака он отбросил его. В первый момент я растерялся и поэтому не мог им помещать. Не давая им сойтись, я потребовал, чтобы Хамзат извинился, но он оскорбил нас вторично. Потеряв самообладание, я ударил его кулаком в лицо и опрокинул на спину. Выхватив нож, он бросился на меня и ранил в плечо. Тогда и я выхватил свой нож. Сделав обманное движение рукой, в котором был нож, я нанес ему сильный удар нагой в живот, После того как он упал, я решил отомстить ему за рану. Бросившись на него, я перевернул нож острием к себе и стал наносить удары рукоятью по голове Хамзата. Подбежавший Муса хотел меня оторвать от него, но почти лишившись рассудка от ярости, я его не заметил и в тот момент, когда я взмахнул в очередной раз ножом над головой, Муса напоролся на него. Что случилось дальше, я почти не помню. Нож вошел ему в горло, он задыхался, но не отпускал, зажимая руками рану, кровь потоком лились сквозь пальцы. Не знаю, что со мною происходило, став перед ним на колени, я плакал, мне стало страшно, не за себя, клянусь вам, я не мог представить, что его не будет, не хотел в это верить. Я совсем забыл о Хамзате, о его присутствии мне напомнил лишь его голос. « Помоги мне».- сказал я ему, надеясь унести Мусу домой. «Тебе не нужна моя помощь, ты сам справился»»,- ответил он мне. И ушел сообщить его родственникам. В этот тяжелый момент, когда мне трудно было что- либо осмыслить, я не придал значения его словам. На мгновение Муса потерял сознание, но пришел в себя и сказал с большим усилием, выдавливая из себя слова: « Передай отцу, что ты невиноват, я простил тебя». После этих слов его не стало. Стиснув его в своих объятиях, я долго плакал пока женщины, пришедшие за водой, не заставили меня уйти».

« Я верю, что ты рассказал все, как было,- после не долгого молчания сказал Сайд-Магомед,- вижу, что ты искреннее сожалеешь о случившемся. Теперь мы можем смело утверждать, что это несчастный случай. Никто из смертных не знает, что произойдет с ним в следующую минуту. День нашей смерти известен только одному Всевышнему, разве мог этот юноша, который сейчас плачет о смерти своего друга знать, что он умрет от его руки, разве он хотел этого, он шел помочь ему, хотел осчастливить,  соединив с любимой девушкой. Муса умер как мученик, и душа его попадет в рай. Теперь мы должны думать о живых, кровная месть- это  тяжелое наследие язычества, она претить исламу, но народные обычаи живучи,  и мы должны, к сожалению, с ними считаться». К тому времени людей, намеревавшихся участвовать в миротворческом процессе, собралось огромное множество. Они выстроились в девятищеренговую колонну. В середине процессии, одетые во все изношенное, без оружия, стояли родственники Ризвана мужского пола с пятнадцатилетнего возраста. Во главе колонны встали Абдурахман справа от Сайд-Магомеда, а Увайс слева от него. За ними группа зикристов, среди которых на носилках лежал Ризван, завернутый в белый саван. Когда все уже было готово, Абдурахман попросил Сайд-Магомеда сказать напутственные слова и дать совет, который заставить людей проникнуться еще большим состраданием к ним. Поднявшись на ступеньки крыльца, Сайд-Магомед окинул всех задумчивым взглядом и заговорил: «Люди мусульмане, сегодня перед нами стоит трудная задача, долг каждого мусульманина помочь ближнему сегодня, именно в этот час, и мы не вправе оставить собрата одного с его бедой. Мы должны призвать на помощь Аллаха, чтобы он даровал нам силу ума, твердость духа и красноречие, ибо от того, как мы поведем себя, зависит исход этого дела. Я уверен, что с помощью Аллаха, мы сможем убедить Эмина,  и его родственников отказаться от неблагоприятных Всевышнему Аллаху замыслов. Сейчас мы все идем к Эмину с просьбой о прошении. Да поможет нам Аллах». Затем он громко нараспев стал читать молитву. Когда он закончил ее, все громко повторили за ним: « Амин». И вся эта огромная людская масса, без какой- либо команды с зикром двинулась вперед. Носилки (барма), на котором  лежал Ризван, завернутый в белый саван, несли в центре. День был  очень жаркий, солнце нещадно пекло, пыль, поднятая тысячами человеческих ног, стояла  над головами, отчего было трудно дышать. Но люди, не обращая на это внимание, шли очень быстро. Подойдя, к дому Эмина колонна остановилась. От него отделились руководители процессии и впереди них перестроившаяся группа зикристов, войдя с зикром в широкий дом Эмина остановилась  напротив, на некотором отдалении от родственников убитого и, громко выкрикивая в один голос имя Аллаха, отбивая такт возгласов ногами, закружились большими кольцом вокруг носилок Ризвана. Религиозный экстаз подгонял их, крики усиливались, пожилые люди двигались по кругу легкостью, несвойственной им в обыденной жизни. Шум от многих сотен притоптывающих ног и гортанных возгласов летел далеко, взывая о помощи во имя спасения жизни. Соблюдение  обряда похорон красноречиво говорило о том, что убийца, обреченный на смерть, воскресает из мертвых в случае прощения. Через некоторое время по команде старшего, зикристы остановились и, расставив носилки перед руководителями процессии, сами стали за ними впереди колонны, подтянувшейся во время Зикра вплотную к широко открытым воротам. Таким образом, носилки с Ризваном оказались между теми, кто выманивал, прощение и теми от кого зависело это прощение. Несколько отделившись от Абдурахмана и Увайса, подступив к носилкам, в установившейся тяжелой и немой тишине, мягким голосом заговорил Сайд-Магомед: «Вознесем же хвалу всемогущему и все прощающему Аллаху. Сегодня мы пришли сюда в этот дом, где поселилось горе, и, как велит нам долг мусульманина, выражаем  наше искреннее соболезнование. Слава Великому Аллаху, создателю всего, что может быть создано. Все сущее неизбежно зависит  от него. И мы не вправе уклоняться от его повелений. Одному он приготовляет чертог из небесных сфер, другого с выси небесной низвергает в пропасть. Душу одного он озаряет, словно светильник, а на душу другого налагает клеймо страдания. Что для него значит повелеть умереть или жить, он всемогущ. Он повелевает нами, и он же назначает срок нашего пребывания на этой прекрасной Земле. Мы лишь должны его молить даровать нам силы вынести горе, которое он нам  посылает, укрепить нас в вере и не отойти от пути, ведущего к нему, оградить от всего, что удаляет от пути служения ему. Аллах сотворил нас для покорности, нельзя отворачивать голову от превратностей судьбы, мы должны быть согласны со всем, что бы с ними ни случилось. Сегодня в этом доме горе, погиб человек, ушел от жизни еще не  вкусивший сполна всей сладости и горечи жизни, но, как  мусульманин, я бы хотел быть на его месте, потому, что он умер как мученик. В священной книге, ниспосланной нам, Всевышним сказано, что душа мученика без всякого суда, который ждет нас всех, попадет в рай. – Кто из нас отказался бы от такой милости?! Я, как отец, искренне сочувствую Эмину, и мне по – человечески понятно его горе. Но скажите мне, кто пожелает горе и мучения своему ребенку?! Любовь родителей к детям заложена в души человеческие создателем нашим, мы все его дети и он одинаково нас всех любить, и он только он один наш судья. Коран запрещает нам поднимать руку на собрата. Убийство человека- величайший грех, прощения которому не будет. Магомед- пророк  наш, да будет свято и благословенно имя его, наш защитник перед Аллахом в день страшного суда,  испрощаюший  прощения за грехи наши. И если он записал в священной книге, что человек, погубивший душу себе подобного, не получит прощения, значит, нет ему надежды. Разве осмелится человек, верующий в Аллаха и почитающий Магомеда, потерять  надежду? Думаю, не осмелится. Душа умершего сейчас молит нас не ввергать ее в скорбь и терзания, осквернив убийством. Разве захочет Эмин, как отец, поменять блаженство души сына на скорбь. Уверен, что нет. Всем известны подробности того, что случилось, какую роль в этом сыграл юноша, который лежит перед вами, отдав себя и свою жизнь в ваши руки. Произошедшее для него роковая случайность, но не для того, кто направлял его руки. От имени всех присутствующих, от имени этих скорбящих не меньше, чем вы, людей, от имени всемилостивейшего Аллаха и его пророка прошу тебя, Эмин, простит их. Перед твоими глазами стоят люди, нуждающиеся в справедливом милосердии, совесть их чиста, они ждут твоего слова, Эмин. В эти минуты, перед словом- вердиктом Эмина, каждый из присутствующих мысленно призывали Аллаха вразумить Эмина, предать ему силы перебороть себя. Подняв печально- скорбные глаза, сделав несколько тяжелых шагов к носилкам, на которых недвижно в саване лежал невольный убийца его сына, с трудом выговаривая слова, он начал речь: «Спасибо вам, пусть воздаст вам Всемогущий Аллах за труды ваши. Иблис вселился в мою душу, отняв у меня разум, забыв Аллаха, я хотел посягнуть на святая святых, Аллах дал мне сына, и он же его забрал. Хочу надеяться, что душа его успокоилась и возрадовалась своей участи. Благодаря Сайд-Магомеду, Абдурахману и всем Вам, я стал на путь истинный, Вы растопили камень, лежавший на моем сердце, благородством и добротой своих душ. Ради великого  и всемилостивейшего Аллаха, я, Эммин, на глазах и при свидетельстве стоящих здесь людей, прощаю убийцу моего сына и в его лице  всех родственников, без какого-либо выкупа и злого умысла». Потом Эмин наклонился к носилкам, развязал узелок савана, в который был укутан Ризван, помог ему встать, затем обнял его, и, посадив на стул, услужливо подставленный племянником, лично совершил обряд прощения кровника. Вслед за ним обряд прощения, крепким рукопожатием, совершили и родственники обеих сторон. Когда было достигнуто прощение и примирению между кровниками, Сайд-Магомед,  поблагодарив всех участников  этого благородного дела сказал: « Сегодня мы были  свидетелями и участниками очень нелегкого дела. Я был убежден, что Аллах не допустить несправедливости. Пользуясь, случаем, хочу еще раз сказать: кровная месть претит исламу, хочу выразить надежду, что когда-нибудь мы отречемся от этой кощунственной заповеди адата. Выразим же нашу искреннюю благодарность и преклонение перед мужеством хозяина этого дома. Все что свершается хорошее, это, несомненно, от Аллаха, а все плохое и недостойное – только от нас самих, но сегодня мы все совершили такое, что зачтется нам в судный день». После этой речи, пока Сайд- Магомед, Абдурахман и Увайс  прощались с Эммином и его родственниками-стариками, миротворческая колонна, взяв свои носилки,  бесшумно подалась назад со  двора Эммина на приличное расстояние от его ворот; и там, перестроившись в тот же порядок, каким шли, дождавшись группы Сайд- Магомеда, начали обратное движение с назмой, восхваляющей Аллаха и его пророка  Магомеда. (Мир ему и благословение.)

Эпилог: Прощенный родственниками Мусы от Кровной мести – Ризван, по  оговору Хамзата, был осужден судом на десять лет.

Семья Увайса и и семьи его сыновей, из-за уважения к Эмину и его   родственникам и во избежание каких-либо сплетен, способных возобновить вражду,- переселились в другой район Чечни.

Один из племянников Ризвана, за оговор на суде своего дяди Увайса,  взял с Хамзата, причитающийся по адату долг, месть-метку (У Хамзата была вырезана правая ушная раковина). До своей кончины он и ходил под кличкой одноухий  Хамзат, или Хамзат с вырезанным ухом.

Подобных примеров из жизни чеченского общества о предотвращения смертного исхода конфликта, благодаря институту-маслаат, можно привести  десятки и сотни. Но если постараться подвести итоги, невольно напрашивается вывод, что организационные формы маслаат неизбежно могут или могли  стать общечеловеческой ценностью, сохраняя и неся в себе при этом все лучшее, что есть в национальном опыте.  Достойное место могла бы занять и субкультура чеченцев, одним из символов которой является маслаат.

Видеофиксация

ВИДЕОМАТЕРИАЛ

Фотофиксация

В современном варианте, небритого, с бородой, не стриженного многие месяцы виновного в смерти человека, подводят к родственникам умершего. Виновника заблаговременно готовят к этой церемонии, ибо в современных условиях сложно соблюдать обычаи в точности. Имеется в виду: стрижка волос, ногтей, бритьё бороды. То есть, за несколько месяцев до церемонии идёт подготовка типажа.

Сцена примирения кровников в ЧИАССР 1936 г. Хроника ТАСС.

Ссылка на фото – http://test.kavkaz-uzel.ru/blogs/1927/posts/20604

Старший из Маслаат – группы держит речь в защиту виновных в трагедии со смертным исходом (ДТП) в наши дни. На заднем плане участники маслаат – группы, а затем с поникшими головами родственники и односельчане виновного.

Примирение кровников посредством маслаат-группы в наши дни на окраине горного села в Ч.Р: слева сторона виновного во главе  с вперёд выдвинувшееся  маслаат-группой, справа  пострадавшая прощающая сторона конфликта, совместно совершают священное чтение «Доа» прося Всевышнего  Аллаха о благословлении такого святого дела как примирение.

Примирение между  родственниками пострадавшей Зурой Межидовой, 1959 года рождения, и виновником  ДТП  Изнауром Ражаповым, 1976 года рождения, уроженца села Кошкельды  Гудермесского района. Трагедия произошла в результате ДТП. Примирение принял участие, заместитель Муфтия Чеченской Республики Ансар Хетиев. Состоялось примирение в селе Верхний Нойбер Гудермесского района при участии жителей села и имамов мечети.

Примирение между  родственниками пострадавшей Жовзан  Асвадовой, 1956 года рождения, уроженки города Аргун и виновником  ДТП Умаром Абаевым, 1960 года рождения, уроженца села Беной, Ножай-Юртовского района. Трагедия произошла в результате ДТП.  В примирении принял участие заместитель Муфтия Чеченской Республики АнсарХетиев. Состоялось примирение в селе Нижний  Нойбер Гудермесского района.

Сведения об особенностях ОНН

Тип особенности: Риск исчезновения.

Краткий текст: Риска исчезновения данного объекта  нет, так как конфликты между людьми  случаются  и по сей день..и привлечение Маслаат-групыы  актуально всегда. 

Тип особенности: Исключительность/Ценность.

Краткий текст: Исключительная ценность, уникальность данного объекта заключается в том что   за счёт ёмкой  посреднической работы Маслаат -группы  многие острые конфликты  вплоть до конфликтов  кровной мести заканчиваются миром, а значит  есть не мало спасённых  людских   жизней, которые обретают право свободной жизни. 

Тип особенности: Способы передачи традиции.

Краткий текст: Естественная  форма обучения,  весь этот процесс переговоров, вся работа Маслаат –группы по примирению конфликтующих сторон  проходит как бы на глазах у молодёжи, в последствии они сами  учатся  у старших нормам примирения  и становятся одними из членов этой Маслаат –группы, и разрешают споры конфликты.

Тип особенности: Социологический аспект.

Краткий текст: В былые времена  многие споры конфликты  из-за  надела земли, из-за украденной девушки, и другие бытовые ссоры заканчивались  смертным исходом, противостояние двух  семей  или двух родовых кланов  могло продолжаться   десятилетиями  и погибали  немало  мужчин, продолжателей рода, столь маленького народа. Нужен был выход из этой жизненной ситуации. Необходимость данного института примирения  Маслаат-группа , диктовала сама жизнь. И это одно из самых мудрых и гуманных институтов  в истории Чеченского народа .

Регистрация ОНН

ОНН зарегистрирован: ГБУ «ЦНТ» ЧР , Номер: CHECH010.

Полное наименование: Государственное бюджетное учреждение «Центр народного творчества»  Чеченской Республики.

Post Your Comment Here

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *